Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

Порекомендуйте интересный политический блог

Заскучал я что то..(







PS. В связи с наплывом неизвестных ников в последнее время, считаю нужным сообщить.

Это не блог и я не блогер.  Сохраняю тут то, что считаю для себя интересным и совсем не хочу производить впечатление на случайно заглянувших. Посему любые претензии в отношении контента не принимаются. Надоевших баню, друзей приветствую. Вот как бы и все..)

Молох. Что такое современный сталинизм и откуда он взялся. Дометий Завольский

С далёких плодотворных времён Владимира Даля записано было немало русских пословиц, построенных на остроумном противопоставлении. Отчего-то к нашим дням на слуху от них остаётся только первая половина. Так, у популярного в коммунальных дрязгах присловья «На сердитых воду возят!» имеется обратное по смыслу продолжение: «А на добрых сами ездят». Вроде бы снисходительное «Два сапога пара» заканчивается горьким уточнением: «Да оба левые». Общеизвестное рассудительное «Старый конь борозды не испортит» продолжается трезвым: «Но глубоко не вспашет». Удалое же «Пьяному море по колено» имеет печальную концовку: «А лужа по уши».

Пожалуй, именно последняя пословица лучше всего живописует поведение тех, кто поддаётся ныне массовому помрачению. Впавшие в него уверены, будто бы обладают неоспоримой истиной, нравственной правотой и с удалью отстаивают правду. На деле же люди, зачастую бывшие недавно другими, словно уже не выходят из злобной пьяной дури. Они кривляются, глумятся над горем, нахваливают мерзость, умственные и чувственные интересы их становятся всё ýже и непритязательнее. Озлоблением, отупением, небрезгливостью они и вправду становятся похожи на пьяных, на чью умственную и нравственную физиономию легла печать застарелого злоупотребления. Они постоянно рассуждают об общественном благе, не замечая, в какую нравственную трясину тянет их умопомрачение, и не ведая, что станет с обществом, если это помрачение сделается всеобщим и обязательным.

Collapse )
Отсюда

Говорит Москва: "Смерть Сталина". Егор Просвирнин vs. о.Всеволод Чаплин. Анонс

Господа, сегодня в 17.00 на радио "Говорит Москва" (можно слушать по ссылке, если нет радиоприемника - https://govoritmoskva.ru/ ) ожидается публицист Егор Просвирнин с зажигательной лекцией на тему фильма "Смерть Сталина", планирующегося Совета по нравственности и прочего охватившего нашу страну советского безумия. Оппонировать Просвирнину в "Своей правде" (так называется программа) будет, предварительно, отец (и мать) Всеволод Чаплин. Священник РПЦ, защищающий Сталина - это такая роскошная иллюстрация ко всем текстам "Спутника и Погрома" разом, что мы крайне рекомендуем вам передачу послушать (и крайне надеемся, что отец (и мать) Чаплин не сольется в последний момент).

Запись: С 5-ой минуты

Константин Крылов: Фазиль Искандер. Вместо некролога

Вольные размышления о творчестве Фазиля Искандера и не только о нём

Он был одним из тех, кто помог нам пережить советскую власть.

Леонид Гозман о Фазиле Искандере

Это очень скверно, когда нечего читать. Для меня это синоним «нечего делать» и вплотную приближается к «незачем жить».

В ранней молодости (которая у меня пришлась на конец семидесятых) ситуация «нечего читать» случалась регулярно. Нет, конечно, всегда можно было взять с полки Толстого. Но сидеть на толстовской мучной диете для молодого растущего интеллекта было невыносимо. Не спасало и бесконечное перечитывание «Мастера и Маргариты», чем кормились духовнобогатые девы. До одури хотелось чего-то современного, про сейчас. Ещё лучше – фантастики. И, конечно же, переводной. Тут было главное – не нарваться на какого-нибудь прогрессивного западного автора. Прогрессивность я чуял нутром и ненавидел её во всех проявлениях. Я не мог заставить себя читать Рея какого-нибудь Бредбери, зато каждую строчку Лема или Хайнлайна перечитывал по три раза.

Что же касалось современной мне литературы, я воспринимал её примерно так же, как советскую стоматологию – то есть с ужасом и омерзением. Чтение советских писателей доставляло боль почти физическую. Впрочем, и тут были свои градации – от почти выносимого до запредельно-инфернального.

Особенно жуткими было сочинительство нацкадров. Если писания русских «деревенщиков», при всей их бесконечной унылости и депрессивности, ещё можно было хоть как-то одолеть, то русскоязычные сочинения бесконечно многочисленных Нутайзурбуевых и Кроликоянецев – обычно про быт южных сёл – были чем-то совершенно инфернальным. Я физически ощущал, как меня загоняют в войлочную юрту, к овцам и клопам. С другой стороны, нацкадровские тексты иногда доставляли то, что сейчас называют «лулзами» (по-русски это, наверное, будет «скорбные ржаки»). Некоторые перлы из нацкадровских сочинений передавались из уст в уста.

Поэтому, когда добрые знакомые мне дали журнал без обложки и посоветовали прочесть повесть человека с узнаваемо восточным именем и названием «Созвездие Козлотура», я решил, что добрые знакомые решили угостить меня очередной порцией скорбных ржак.

Повесь начиналась так: «В один прекрасный  день  я был  изгнан из  редакции одной среднерусской молодежной  газеты, в  которой проработал неполный год».

«Хм» - подумал я и чтение продолжил.

Через пару страниц я наткнулся на типичный восточный лулз-ржак, который органично смотрелся бы в кавказской или среднеазиатской прозе. Но было видно, что автор вписывает его вполне сознательно. Когда же я дошёл до описания соотечественника автора, руководителя широкого профиля и знатока восточных тостов, у меня возникло совсем странное чувство.

Я понимал, что автор издевается. Но было не вполне ясно, над чем именно.

0

Начиная этот текст, я выбирал из двух возможностей. Написать более-менее гладкий некролог ушедшему от нас – в преклонном возрасте, не сказать чтобы безвременно - уважаемому человеку. Или всё же поговорить о том, чем этот уважаемый человек может быть интересен здесь, сейчас, а также и после того.

Я выбрал второе, осознавая все риски подобной позиции. Текст вызовет раздражение, а то и нападки, причём со всех сторон. Но я пока живой, а значит – как-нибудь переживу и это. Что касается моей дискурсивной совести, то она чиста: еже писахъ – писахъ.

Collapse )

http://www.apn.ru/publications/article35287.htm