Category: религия

Порекомендуйте интересный политический блог

Заскучал я что то..(







PS. В связи с наплывом неизвестных ников в последнее время, считаю нужным сообщить.

Это не блог и я не блогер.  Сохраняю тут то, что считаю для себя интересным и совсем не хочу производить впечатление на случайно заглянувших. Посему любые претензии в отношении контента не принимаются. Надоевших баню, друзей приветствую. Вот как бы и все..)

Надо просто тупо слушаться начальство

Суть православия в современной РПЦ-шной версии: "Надо просто тупо слушаться начальство."

Вот ради этой великой истины всё это и существует. НАДО ПРОСТО ТУПО СЛУШАТЬСЯ НАЧАЛЬСТВО. Вот их Бог, а всё остальное - шелуха.

Ну и, конечно, вот это: "Святые, как только чувствовали дух спора, немедленно убегали".

Христианство создало целые школы полемики, оттачивало логику, заставляло учить Аристотеля. Великий Фома Аквинский "Сумму теологии" написал именно как "ответы на все возможные возражения". Полемика - душа Запада, душа Истины, суть человеческого бытия.

Сейчас кто-нибудь скажет, что это "на нечестивом Западе". Идиоты. Изначальное православие - греческое - было не просто полемично, а "за пределами приличия". Если кто тупит, достаточно сказать - "арианство", "иконоборчество", "эфесский разбой". Православное учение, каким мы его знаем, утверждалось ТАКИМИ способами, что сейчас оторопь берёт (как писцам ломали пальцы, например). Там было такое рубилово, что ой мама. И рубились - люди, которых впоследствии признали СВЯТЫМИ. Без которых православного учения НЕ БЫЛО БЫ ВООБЩЕ.

Так что "не надо ля-ля", господа хорошие.

PS. Ну и, конечно, Нил Сорский и Иосиф Воложкский тоже бежали любого спора, ага-ага. Это я про Раскол не говорю.

Мирослав Бакулин
2 ч
— Батюшка, а почему апостол Павел в первых стихах Первого послания к Коринфянам связывает зависть, споры и разногласия?
Говорит: Ибо если между вами зависть, споры и разногласия, то не плотские ли вы? и не по человеческому ли обычаю поступаете?
Что такое споры? Когда я завидую другому человеку, мне хочется отстоять свою точку зрения. Я вижу, например, что человек в чём-то преуспевает, я с ним должен поспорить: я же лучше. Святые как только чувствовали даже дух спора, немедленно убегали.
Collapse )

Константин Крылов: Европа и ее европейцы

Оригинал взят у vol_majya в Европа и ее европейцы

Я намерен затронуть одну не слишком интересную тему: разложение Европы изнутри. Разумеется, было бы сладко, если бы Европа и в самом деле подгнила где-нибудь в потрошках: ненавистники Европы могли бы радоваться, а ее любители наконец-то нашли бы повод ее пожалеть, и, черт возьми, заняться ее спасением.

Сейчас, например, принято сокрушаться по поводу наплыва на древний континент цветных мигрантов: уже пошли разговоры, что в Париже не слышно французской речи, магазины, торгующие свининой, спешно закрываются, а Эйфелеву башню скоро превратят в минарет. Подобная перспектива представляется почти неизбежной, особенно способствует такому взгляду статистика: черные и цветные лихо плодятся, не ассимилируются, живут замкнуто — в общем, идеально годятся на роль чаемой пятой колонны, которая в нужный момент повернется к пригожей Европе своей азиатской частью.

Я думаю, однако, что рассчитывать на это глупо. И вот почему.

Начнем с определений. Мы будем понимать под Европой совокупность культур, где уже решен ряд проблем, терзающих остальное (неевропейское) человечество. В данном случае неважно, каким образом (и, в частности, за чей счет) они решены. Скажем сразу, что мы не имеем в виду «высокие европейские достижения», «культуру», «технику», «науку», и прочие «христианство и социализм». Европа как географическое, историческое, культурное или религиозное единство — малоинтересная тема. Не потому, что такового единства не существует, а потому, что Европу любят (ну и ненавидят, конечно) не за это. Нужно быть культурологом или идиотом, чтобы определять «европейский дух» через какое-нибудь «филиокве» или, скажем, «протестантскую этику», «латиницу», «пруста» и «кафку». Ясно ведь (то есть интуитивно ясно, как бы мы ни пытались заморочить себе голову), что Европа осталась бы Европой и без «филиокве». С другой стороны, столь же нелепыми и беспомощными являются попытки подобраться к европейскому феномену со стороны материальной: Европа далеко не всегда была «центром промышленного развития» и источником высоких технологий. Возьму на себя смелость утверждать, что она вполне может обойтись и без них: корейские и китайские муравьишки работают лучше, и к тому же их труд обходится значительно дешевле. Что не делает их «Европой» ни в каком смысле слова.

Вообще говоря, способность «что-то создавать» — в том числе «культуру» (науку, искусство, религию, философию) — не дает власти. Производитель (в том числе, производитель «высокого» — будь то вершины духа или хай-тек) — всегда раб; или, по крайней мере, он всегда может быть поставлен в положение раба. Гегель врал: раб, в поте лица трудясь и производя, никогда не получает власти над господином — в лучшем случае, господин зависит от раба, но господство на то и господство, что оно в любой момент может порвать паутинки зависимости, пусть даже самой цепкой.

Collapse )