cheshit

Category:

Наглядно

Законопроект о запрете демонстрации изображений нацистских преступников.

Отсюда

Дмитрий Ольшанский

Что касается абсолютно безумного закона - к счастью, пока еще не принятого, - о запрете на "публичную демонстрацию изображений нацистских преступников", то есть о запрете на фотографию Гитлера в книжке, если она обходится без обязательных идиотских примечаний в стиле "эта организация запрещена в России 18+ чур меня чур Минздрав предупреждает икота икота с Якова на всякого", - то я думаю об этом вот что.

Есть такой психологический эффект: последнее оправдание.Сидит, например, человек в тюрьме. Давно сидит и за дело. Убивал, грабил, насиловал.Или, допустим, тяжело пьет и пропивает вещи. Вот-вот продаст квартиру доброму незнакомцу, встреченному у метро, и продаст недорого, всего за три литра.Но наш герой все про себя знает.И он знает, что его жизнь, мягко говоря, сложилась не так, как стоило бы ее складывать, и что виноват в этом он сам.

Но, чтобы хоть чем-то уравновесить эту суровую реальность, он то и дело как бы вертит в голове какой-то важный сюжет из прошлого, который, как ему кажется, оправдывает, извиняет все то, что случилось чуть позже. Помогает противопоставить его бессмысленной, и даже совсем разрушительной жизни здесь и сейчас - что-то другое.  У него, скажем, есть "мать-старушка, она помнит и ждет".Или "святой крестик на груди".Или даже "звание мастера спорта по плаванию".Ну хоть что-нибудь.И если его, нашего героя, чем-нибудь разозлить и обидеть, он, как и положено, "рванет рубаху" и ка-ак заорет: порву за крест! порву за маму! да ты хоть знаешь, кто я такой! я мастер спорта международного класса!Конечно, свою настоящую мать он мог при этом давно потерять, об основах веры он не имеет ни малейшего представления, а в бассейне последний раз был лет тридцать назад - и с тех пор нырял в стакан.

Но ведь эти предметы последнего оправдания - они нужны вовсе не для того, чтобы на самом деле как-то посвящать им свою жизнь.Их предназначение - чтобы ими трясли в приступе гнева или пьяного пафоса со слезами.

А потом о них можно забыть - до следующего раза, когда хочется доказать, что я же ух! я щас как это, ну! ого-го! - а не просто алкоголик и уголовник.Вот, собственно, что такое эта наша "борьба с нацизмом".


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded