cheshit

Categories:

Елена Чудинова: То, чего мы не знаем и не хотим знать о "Шарли" и карикатурах 2.

Сегодня

Итак, мы восстанавливаем события начала 2015 года (оживленное время для светской жизни, что не случайно). Братья Куаши и их сообщник Кулибали (о котором и «я шарли» и «я не шарли» всё время забывают, ибо в принятую схему он не вписывается), тесно связанные с ИГИЛ, снова находятся в Париже. (На подхвате еще Хамид Мурат и девица Бумедьен). Покупают (вероятно, на пособие по безработице) недурной джип, и некоторые скромные виды оружия. Как то: автоматы CZ SA vz.58CZ, пистолеты-пулемёты Скорпион, пистолеты ТТ, гранатомёт и помповый дробовик.

Вот так, примерно...

Ну, джип в самом деле был необходим, так не дотащишь.

Люди, не сходите с ума! Слова «оскобленный верующий убил (журналиста, карикатуриста, артиста, общественного деятеля)» могут означать только одно: увидев нечто для себя оскорбительное в непосредственной близости, он схватил (кухонный нож, пустую бутылку, валявшуюся на тротуаре, ничего не хватал, ибо есть руки) и кинулся на обидчика. Это меня тоже, признаюсь, не устраивает на моем континенте, но по крайности тут можно произнести такие слова. Повторяя их относительно теракта в «Шарли», вы выказываете чудовищную недалекость.

Но к теме. Куаши сразу идут в редакцию?

Нет, разумеется. Сначала принимается решение, а куда бы им, собственно, пожаловать.

Ибо опять же – время самое светское, всякого разного много вокруг. К слову – наш левачок Уэльбек как раз презентовал в эти дни свою книгу о захвате Франции магометанами, потрясшую французов …гмм… оригинальностью идеи. Просачивалась информация, что Уэльбек и гости его презентации также рассматривались в качестве кандидатов в покойники. (Уэльбек при первых новостях о теракте спешно умчался на другой континент).

Да, было так. Принималось решение, кого назначить оскорбителем. Ибо Уэльбек или шарлисты – взаимозаменяемы.

Решение принимали, конечно же, не Куаши.

Они тоже заменяемы, хотя, как я уже упоминала не раз, в них были произведены вложения, поэтому они не стремились в смертники.

Главным решением было – устроить теракт пострашнее.

В довершение к раскладу. По дороге к редакции оскорбленные верующие застрелили прохожего, у которого спросили дорогу (его имя очень трудно найти, когда читаешь материалы по теме, он не встраивается в схему), и двоих сотрудников полиции, один из которых, Ахмет Мерабе, исповедовал ислам. Но это всё тоже не интересно.

Такое тоже у них было, хотя с собой в тот раз не взяли.

Кулибали же на следующий день ранил молодого человека, совершавшего пробежку по парку, а также убил женщину-полицейского Клариссу Жан-Филип и ранил сотрудника дорожной службы.

Вы всё еще – об оскорбленных чувствах?

9 января Кулибали захватил в Париже магазин кошерной провизии. Вроде как – в такой магазин ходят как раз не карикатуристы безбожные, а напротив – верующие люди. Правда – люди другой религии. (Кто из православных «не шарлей» повторял фразу – мы все должны быть вместе против безбожников? Ах, ну конечно: с православными добрые люди будут по-другому себя вести, чем с иудеями. Но к этому мы еще воротимся).

При захвате магазина погибло четыре человека.

Их имена в статьях о теракте обычно отсутствуют.

Ибо общество, ведомое с одной стороны трусливым светским правительством, с другой стороны – пропагандистами экстремизма, спорит только о том, кто «шарли», а кто «не шарли».

Одни готовы бросаться на амбразуры за «свободу слова», как убитый Пати, другие «понимают чувства оскорбленных верующих".

Все умны в равной мере одинаково.

Но и этим интересные моменты нашего возвращения в 2015 год еще не исчерпываются.

(продолжение следует)

Все фотографии взяты из открытого доступа.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded