cheshit

Categories:

Елена Чудинова: Грязные знамёна пачкают чистые дела

Мои мнения относительно тех, кто пытается оседлать протестную волну в Белоруссии (а также об "интеллигентах", подыгрывающих им из Москвы) отнюдь не означают, что я не понимаю того, сколь тяжелая ситуация сейчас в этой стране.

И понимаю и сочувствую, у меня там немало знакомых. Да и вообще наш мир - система сообщающихся сосудов, чужих бед в нем не бывает, только очень недалекие люди могут этого не понимать.

Но все же вовсе разделить две темы я не могу. Мне написала одна знакомая: "Алексиевич это просто свадебный генерал".

Милые мои, да что ж за свадьба с такими генералами?

Мне написал один друг: "При всех ее недостатках так сложилось, что вот сейчас она символ..."

Какое милое и мягкое слово "недостатки"... Недостаток это плохие манеры или обидчивый нрав.

А у нас речь о другом. О том, что может прийти на смену Лукашенку, если его воюют с такими вот символами. Я не хочу быть голословной, поясню.

Допустим, оды Железному Феликсу и премии от Ленинского комсомола это было и прошло, быльём поросло. Я так не считаю, но не отрицаю вашего права на мнение. Я о другом.

Я о том, что Алексиевич "может понять убийц Олеся Бузины".

Да, история некрасивая. Сначала она это все высказала, затем запретила публиковать интервью. (Я уверена - именно из-за этого момента, говорить "а вот те слова вырежьте" означало - слишком уж запалиться. Проще аннулировать весь разговор). Журналист нарушил профессиональную этику. Да, понимаю: очень хотелось показать лауреатку в натуральном виде, как чеховскую мамзель. Но все равно - нельзя. Можно - подкараулить на крыше, записать ее разговор с другим человеком - на войне как на войне. Но если человек дал согласие на интервью - он оказал доверие. Надлежит соответствовать, сколь бы ни был неприятен нам доверившийся.

Но прямо или криво - а слова дошли. И ни малейшего сомнения (сколь бы ни тужились и симпатизанты и сама лауреатка это дезавуировать) а сомнения в искренности этих слов нет ни малейших.

У бонаконов двойная этика. Над "таджикской девочкой" надо залиться слезами (я, собственно, не против, любого ребенка жаль), а такой же маленькой Василисы Галицыной - вовсе не замечать, хотя ее смерть была в тысячу раз страшнее ножевого удара. Но - расклад нетолерантен.

Я просмотрела в свое время блоги всего упомянутого мною выше преклонного политического гинекея. Ну и других лиц, испускающих "лучи добра". НИ ОДНА СВОЛОЧЬ (простите мой бретонский диалект) не написала ни строчки об убийстве писателя в центре Киева. В этот день Седакова благостно точила какую-то нудятину о Данте (я позже обосную, почему на мой простодушный взгляд оная способна о Данте лишь на нудятину), другая дивная женщина (менее известная, но со влияньицем) глубокомысленно разглагольствовала о том, как "контент видоизменятся от перемены платформы" ... ну, перечислять долго можно. Проверила я многих. Убили в Киеве? Днем? Писателя? Да ладно.

Не тех писателей можно убивать. И вообще всех, кто не с лучами добра.

Но это я проиллюстрирую чуть далее.

Но мое убеждение неколебимо: грязные знамёна пачкают чистые дела.

Ах, да, чуть не забыла. Вопрос: "Почему Алексиевич молчала, когда арестовывали диссидентов в СССР?" уже прозвучал вместе с ответом: "Она не молчала, она писала оды Феликсу".

А мне интересно, не хотят ли поляки спросить: "А что делала Алексиевич, когда гнобили "Солидарность"?

А получала за оды о Дзержинском премию Ленинского комсомола. (Это я отвечаю за них).

При всех сложностях русско-польских отношений - порядочные люди тогда сочувствовали кто как мог. Но - порядочные.

Но я отвлеклась от двух важных тем: от неправового сознания всех мыслимых алексиевичей и от чудовищной глупости высокого гинекея.

(продолжение будет)


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded