cheshit (cheshit) wrote,
cheshit
cheshit

Categories:

Холмогоров о Крылове в FB - 4

Он всегда рассказывал, что его мировосприятие предопределила коммуналка в районе гостиницы Советская (бывшего Яра), где он прожил ребенком и подростком. Коммуналка была составлена преимущественно из потенциальных граждан Эрец Исраэль, поэтому, по уверению Кости, он довольно поздно осознал тот факт, что русские в нашей стране являются большинством.
Особенность его мышления - русское и в то же время обостренно и даже ожесточенно "миноритарное" возможно идет именно из этой черты детства. Отсюда и сложные, по-розановски диалектичные взаимоотношения с этой народностью, усиленные первым браком и отношениями с первой тещей, оставившей, судя по частоте её упоминания спустя много лет после развода, неизгладимый и довольно травмирующий след. Брак этот, кстати, был очень ранним и заключен был едва ли ещё не в школе, при содействии комсомольской организации.
МИФИ он вспоминал со мной не слишком часто, в основном для рассказа каких-то едких историй об однокурсниках, однокурсницах и их запахах (у него было катастрофически чувствительное обоняние, да и вообще он был очень раздражителен на любые внешние сигналы, кроме визуальных, каковые, из-за астигматизма, им напротив не до конца улавливались).
Зато он много рассказывал о голоде и о том, как пытался спекулировать книгами. Тут он находил благодарного слушателя в лице меня, книголавочника из тех же 1990-х. Закрытие Столешников и замена их каким-то бессмысленным бутиком было для нас обоих экзистенциальной трагедией. Вспоминал он, в частности, как некий спекулянт Павел продал ему какую-то книгу по совершенно чудовищной цене и за это был переименован обратно в Савла.
Кажется это была аверинцевская "Поэтика ранневизантийской литературы", которую он оценивал не слишком высоко, явно совершенно не оценив большей части заложенных в нее смыслов. У меня с этой книгой были явно противоположные отношения. Уже отчислившись из МГУ, я приходил в читальный зал 1 гума, моя подруга Лена Луковникова брала мне Аверинцева на свой читательский билет и я сидел с книгой до закрытия, восторгаясь каждым поворотом мысли. Аверинцев как культовый гуманитарий был не особенно интересен, а вот его интерпретация Византии была очень свежей и многое раскрывающей, особенно важная была глава "Знак, знамя, знамение" из которой выросла моя интерпретация иосифлянской эстетики и шатрового зодчества. Так что глухота к этой книге была скорее общей частью слепого пятна Константина на месте Христианства.
Ну а Голод его привел к маздеизму. Не прямо конечно. Голод доходил в какой-то момент до той степени, что в холодильнике у них дома был сперва только пакет молока, потом исчез и он. НИИТКОНу поступил какой-то заказ из Узбекистана (кому в 1992 году в Узбекистане могла понадобиться сложная аналитическая система??? Наркоторговцам каким-нибудь? Это я вспоминаю Бригаду). Так или иначе, Константин туда поехал, но в Ташкенте, как выяснилось, его кинули. Какое-то время он прожил на стройке с узбекскими рабочими, ночуя под открытым небом, так сказать прикинул образ жизни гастарбайтера на себе. В общем в отличие от песни Бахыт-компота "Бибигуль" всё было не так романтично.
Тогда он познакомился с какой-то барышней, которая познакомила его с тамошней общиной маздеистов, беженцев из Ирана от исламской революции. Тогда-то он и принял это учение и посвящение. Учение он именовал "Первой верой" и не очень любил наименование "зороастризм".
Вообще оно представлялось ему прежде всего философской системой. Авестийскую литературу он знал основательно, хотя и подходил к ней разборчиво и многое считал надуманным, вроде культа кровнородственного брака. Среднеперсидские обрядовые практики он воспринимал с изрядным скептицизмом и неоднократно говорил, что все это не слишком обязательно для того, кто эту Первую веру исповедует. Он несколько раз появился на мероприятиях московской зороастрийской общины, одно фото в белых одеждах утекло в сеть, в результате над ним долго измывались евреи, украинцы и галчата, но в целом его связи с общиной были довольно слабыми.
Из каких-то религиозных проявлений я у него замечал в основном охранные жесты. Зороастрийцам запрещено подавать нецелевую милостыню деньгами, поэтому как-то, когда к нему очень пристал бомжик, выпрашивая на хлебушек, он подал со словами, "ну смотри если не на хлеб, а на бухло", и сделал какой-то очень энергичный жест, видимо проклинающий на случай возможного обмана.
Иногда он совершал возлияния алкоголя на землю и изрядка какие-то видимо молитвенные формулы на персидском. Последние, признаться, меня смущали более всего - моя религия, как ни крути, вся была на русском, поскольку каждый, кто читал Успенского, должен согласиться, что славянский и русский это в общем одно и то же. То же, что русскому человеку приходится молиться на персидском мне казалось проблематичным для безусловно последовательного русского националиста, каковым он являлся.
Возможно это противоречие тяготило и самого Константина, отсюда и та странная дикая война с кириллицей, которую он вел в последние годы, распугивая последователей и сторонников. За мнимой эстетикой скрывалось, видимо, желание сделать унаследованные от православия языковые практики менее тотальными для русских, чем они являются. Война, конечно, абсолютно безнадежная и лишенная всякого смысла. Дети Константина, кстати, были крещены, он этому никак не препятствовал.
Он много и интересно рассказывал о шахском Иране и производившейся там именно с подачи зороастрийцев "белой революции". По его словам получалось, что маздеисты оказывали стопроцентное влияние на шаха и под их влиянием он проводил чрезвычайно прогрессивные экономические реформы, развивал идеи великой иранской цивилизации, уже не слишком исламской, скорее ахеменидской, добивался индустриализации, строил региональную сверхдержаву. Но тут-то по шаху ударили извне США и Франция, его свергли в 1979, заменили варварами-исламистами и отбросили страну на тысячелетие назад. Идеологи и спонсоры шахской модернизации разбежались и осели преимущественно в Малайзии, под крылом Мохатхира Мохаммада, ставшего премьером аккурат в 1981, вскоре после краха в Иране. И вроде там тоже начался великий маздеистский экономический рывок, который был серьезно подорван Азиатским кризисом 1997 года, когда экономика Малайзии была почти убита Штатами.
В общем через "лихие девяностые" Константин, будучи постарше меня, прошел не по касательной, а хлебнув их в полной мере и это конечно серьезно отражалось в разных аспектах его мировоззрения. Правда к тому моменту, когда мы познакомились, его жизнь уже значительно устоялась. Он поступил на философский факультет. начал заниматься тем, чем всегда хотел, познакомился и поженился с Надей...
В день, когда с Наташей Холмогоровой мы пришли к Крыловым впервые в гости, он угощал нас чудеснейшим коньяком с лимонной настойкой, напитком ни на что не похожим и с тех пор ни разу мною больше не пробованным да и вообще, в общем и целом, производил впечатление если не благополучия, то уж точно большего уровня благополучия, чем у нас. Мало того, у него со дня на день должен был появиться интернет....
На фото, портрет Константина из середины 1990-х, ставший заглавной страницей его авторского сайта в 1998 году.
Tags: Интересно, Константин Крылов
Subscribe

  • (no subject)

    Европарламент пригрозил Еврокомиссии подать в Европейский суд... Вот, что значит разделение власти!

  • (no subject)

    Newsweek: США призвали Россию вернуть Крым Украине Кто бы неграмотному объяснил, что Крым — не бутерброд..

  • Берегите Навального

    У него уникальная способность выявлять клинических идиотов, маскирующихся под образованных и интеллигентных людей. Сначала историей с…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment