cheshit (cheshit) wrote,
cheshit
cheshit

Category:

Поляки: Последствия Брекзита для нас ужасны.

Польша хотела занять за столом место получше, а между тем попала на тарелку в виде одного из блюд

Если бы в ночь после победы ПиС на парламентских выборах 2015 года Ярославу Качиньскому приснился ужасный сон, в котором Польша оказалась в том международном положении,  в каком она сейчас находится, наверняка он счёл бы это кошмаром из иного мира, который никогда не воплотится в реальной политике.

Как можно было дойти до такого? Сначала ничто не указывало на подобный сценарий. Планы были такие – Польше полагается международная позиция куда лучше, чем та, в которой мы находились, когда ПиС пришёл к власти. Мы должны были стать более напористыми, более самостоятельными, более независимыми от немецкой политики. Тогда задавались вопросы:    Почему нас нет за столом, за которым решается будущее Украины? Почему нас не воспринимают как равного партнёра по отношению к Германии и Франции? Почему у нас нет полагающегося нам влияния на решения, принимаемые в рамках ЕС?  Ведь достаточно встать с колен и занять полагающееся нам место за столом, за которым принимаются наиважнейшие решения. Так тогда казалось.

Похоже, наш сегодняшний взгляд на вещи несколько иной. Сегодня нас нет ни за каким столом. А точнее, мы оказались на столе в характере блюда и понятия не имеем, как удрать с тарелки. Как же дошло до этого? Вот краткая история.

Сначала был Брекзит

С этого всё и началось. Британцы, которых правительство ПиС считало своими главными союзниками в Европе, решили покинуть ЕС и занялись своими делами, связанными с Брекзитом. А поскольку ухудшилось отношение к хлынувшим на британские острова гражданам Центрально-Восточной Европы, то досталось и живущим там полякам. Что скрывать, выход Великобритании из ЕС очень серьёзно ухудшил международное положение Польши. Мы потеряли важного союзника, много лет сдерживавшего  поползновения Германии и Франции, стремившихся к углублению интеграции в рамках ЕС. Кроме того Великобритания весьма решительно противостояла агрессивной российской политике. Последствия Брекзита для нас ужасны. Активность британцев во внешней политике ослабнет на много лет, а значение Великобритании в европейской политике будет небольшим. Германия окончательно займёт доминирующую позицию в ЕС.  Соединённые  Штаты будут постепенно вытесняться из Европы. Атлантическая партия, на которую правительство ПиС сделало решающую ставку, очень сильно ослабла.

Попытка спасения атлантической партии правительством ПиС

По всей вероятности Ярослав Качиньский  очень хорошо осознавал весьма негативные для Польши последствия Брекзита и ослабления позиции США в Европе. В связи с этим он начал несколько хаотические атаки, имевшие своей целью противостоять этим последствиям. Польская внешняя политика пыталась самостоятельно восполнить убыль евроскептической британской политики в ЕС. Отсюда многочисленные стычки Качиньского с Брюсселем, с Германией, с Францией, а также всё более жёсткая антиевросоюзная и антинемецкая риторика. Отсюда попытка укрепления сотрудничества в рамках Вышеградской Группы как структуры отчасти оппозиционной по отношению к немецкой политике. Впрочем, консолидации группы V4 способствовала сама канцлер Меркель своей невменяемой политикой по отношению к беженцам. Политика Качиньского стала односторонне  проамериканской и стала смотреть на США как на единственного союзника Польши наряду с занятой самой собою Великобританией. Польша хотела стать островом атлантической политики в глубине европейского континента, подчинённого Германии. Это происходило, однако, без большого энтузиазма США и при почти абсолютной пассивности Великобритании.

Соединённые Штаты не желали инвестировать в Польшу ни политически, ни тем более экономически. Польский конструкт «Трёхморья», вербально поддержанный Соединёнными Штатами, не обладал и не обладает конкретным содержанием. Строительство одной дороги и одного газопровода (кстати, на немецкие деньги) ещё не создаёт политических фактов. А США совершенно не заинтересованы в том, чтобы инвестировать в эту идею каким-либо иным образом кроме вербального. Также и в военной сфере американцы ограничиваются в основном символическими действиями. Несколько ротационных батальонов – это скорее очередной жест, нежели реальная сила.

Одновременно в рамках ЕС происходила постепенная маргинализация Польши.  Немцы, правда, вели себя достаточно сдержанно и не отвечали непосредственно на придирки ПиСовской пропаганды, но это делала за них Европейская Комиссия при полной поддержке Франции, с которой правительство ПиС не преминуло начать очередную войнушку. ПиСовские евродепутаты, правда, уверяли, что Брюссель в любом случае не может нам ничего сделать, а всё новые и новые резолюции Европейского Парламента не имеют практического значения. Однако каток Европейской Комиссии едет вперёд и ищет способ, как бы урезать нам дотации,  а нападки на Польшу приобрели постоянный характер. В такой ситуации Польша перестаёт быть привлекательным партнёром для стран Вышеградской Группы.

Атака союзников

В тех кругах, где принимаются решения относительно внешней политики США, произошли некие перемены, результатом которых стала убеждённость, что Польшу, несмотря на её усердную и безусловную поддержку американской политики, не следует воспринимать как партнёра, и даже как младшего партнёра, но как страну, предназначенную для дальнейшей полуколониальной эксплуатации. Польша стала потенциально лёгкой добычей (в особенности перед лицом атаки стратегического союзника). Абсолютно изолированная в Европе, перессорившаяся с главными европейскими государствами, не имеющая шансов рассчитывать на чью-либо поддержку и неспособная уклониться или совершить быстрый политический разворот в случае «дружественного огня». В декабре прошлого года сенат США принял статью 447, которая может принести Польше убытки  порядка нескольких десятков миллиардов долларов, не считая испорченной репутации. Это план финансового обескровливания, который в состоянии остановить развитие Польши на целое поколение. Если американская элита решилась на такой шаг, значит, она уже оценила, что  потенциальные, связанные с этим потери для политики США в Центральной Европе приемлемы. Следовательно, либо планируется очередная перезагрузка с Россией,  и в этой ситуации Польша будет более помехой, чем полезным союзником, либо решено, что у Польши нет никакого поля для манёвра, и её возможная оборонная реакция не в состоянии никоим образом повредить  интересам США в Европе.

Этот план обескровливания Польши – главная ось нынешнего конфликта.  На самом деле громкие в последнее время действия Израиля второстепенны и вторичны по отношению к тихим антипольским действиям политики США. Госпожа посол Азари, господин Яир Лапид – всего лишь пешки в этой игре. Для пропагандистской атаки на Польшу использовали действительно не слишком умный закон об ИНП. Но объективно в законе не было ничего, что давало бы основания для такой атаки на союзное, в конце концов, государство.  Даже если бы Израиль считал Польшу врагом, то основание для такой пропагандисткой агрессии было бы слишком слабым.  Конечно же, атака Израиля на Польшу была заранее согласована с США. Мы очень быстро убедились, что администрация Трампа оказывает полную поддержку в этом конфликте Израилю. Антипольская операция  Израиля – это нечто вроде артподготовки перед собственно наступлением, имеющим своей целью сломать сопротивление Польши и вынудить её дать согласие на финансовое обескровливание. Если Польша не сдастся раньше, то в середине будущего года начнётся непосредственное давление американской администрации согласно закону 447. Именно наш стратегический союзник приставил нам к голове пистолет.

Что делать?

Польша оказалась в очень трудной ситуации. Во внешней политике нелегко совершать резкие развороты. Впрочем, поле манёвра для этих разворотов невелико. Что можно сделать? Пока что лишь несколько тактических шагов, уменьшающих  чувствительность Польши к различным атакам, которых можно ожидать.

1) следует по мере возможности загасить конфликты с главными европейскими государствами и с ЕС.

2) хорошо было бы уравновесить бюджет (или хотя бы «почти» уравновесить), чтобы уменьшить восприимчивость к давлению при помощи кредитных механизмов.

3) продолжать работу над законом о реприватизации.

4) не спешить с крупными закупками оружия у США. Поискать альтернативные возможности получения современных систем противовоздушной обороны.

5) установить контакты с Китаем и Турцией в области систем вооружения. Конечно, это требует времени и может дать конкретные результаты лишь через много лет, но когда-то же надо начинать.

6) инвестировать в армию, потому что мы не можем быть уверены ни в каких союзах.

7) проводить спокойную, чёткую, взвешенную информационную политику относительно ситуации Польши во время Второй мировой войны.

8) создать «систему быстрого реагирования» на возможные дальнейшие пропагандистские атаки на Польшу. Ситуация, когда польские власти в течение пяти дней были не в состоянии никаким образом отреагировать на атаку со стороны Израиля, не должна больше повториться. Это была компрометация.

9) перестать заискивать перед США и Израилем. Не обижаться,  не впадать в истерику, но сохранять хладнокровие. Ничего любой ценой. Не показывать, что для нас что-то очень важно.

Это, конечно, полумеры, которые не обеспечат немедленного улучшения ситуации. Наша ситуация ещё какое-то время будет ухудшаться. Это практически неизбежно. Но давайте попытаемся по крайней мере удержаться на поверхности. Пока что мы только это можем сделать, если не хотим капитулировать сразу. Цена нашей капитуляции перед диктатом в ближайшее время может оказаться куда выше, чем эти несколько десятков миллиардов долларов. Наиважнейший плюс нынешней ситуации – это то, что наша «политическая элита», кажется, перестаёт жить мифами и начинает понимать, что такое realpolitik. Уже, похоже, мало кто ожидает, что нас кто-то усыновит, оценит, как отважно  мы воевали во время Второй мировой войны, а потом «победили коммунизм».  Достаточно того, что мы будем верным союзником, и о нас наверняка позаботятся. А именно таким, к сожалению, было мышление нашей политической элиты на протяжении последних 25 лет.

Мир входит в период серьёзных политических потрясений.  Кончается некая эпоха. Впереди много лет соперничества нынешнего гегемона с очень сильным претендентом. Претендент этот гораздо сильнее и создаёт куда более серьёзную угрозу низложения гегемона, чем когда-либо был в состоянии создать советский блок. Региональные державы, такие, как Германия, Россия, Индия, для каждой из сторон этого мирового конфликта являются ценными союзниками. Поэтому как Претендент, так и Гегемон будут пытаться привлечь или же запугать. При этом переход от привлечения к запугиванию может происходить невероятно быстро. Ещё много раз будут предприниматься попытки создания различных союзов и временных коалиций, а государства поменьше, такие, как Польша, будут использоваться, увы, исключительно утилитарно. Поэтому мы должны сохранять определённую эластичность и принять к сведению, что в международной политике уже не будет никаких установленных правил (к которым многие привыкли) кроме того, что каждый играет сам за себя и сражается за выживание.

Источник

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments