cheshit (cheshit) wrote,
cheshit
cheshit

Categories:

S&P: Ответ татарским националистам

Ответ татарским националистам, у которых до сих пор полыхает от текста «Как нам обустроить татар»

Предыстория вопроса:

— Статья Ивана Владимирова: «Как нам обустроить татар»

— Ответ писателя Ильдара Абузярова на сайте казанской «Бизнес-газеты»: «Как нам сохранить татар» (собрал 800 с лишним комментариев возмущенной казанской общественности)

Статья «Как нам обустроить татар», как это часто бывает с материалами «Спутника и Погрома», вызвала огромный резонанс. Татарский писатель Ильдар Абузяров на страницах татарстанского издания «Бизнес-Онлайн» опубликовал свой ответ «русским националам» — он пишет, что наша статья «задела его за живое».

Для начала пару слов о том, кто такой Ильдар Абузяров. Родился он в 1975 году в Нижнем Новгороде, вырос в этом городе, учился на истфаке Нижегородского университета. Пишет Ильдар с 1998 года (на русском языке).

Любопытно, да? Родился в русском городе, учился в русской школе, учился в русском университете, пишет на русском. Тем и известен, тем и живет. Но ярый татарин и жертва угнетения — такого угнетения, что хоть святых выноси. В смысле, шейхов.

Теперь о том, что так взволновало г-на Абузярова:

Я вдруг с удивлением для себя узнал, что татар — лояльный России и русским народ — «Русский мир» просто мечтает стереть с лица земли как «нарыв» на теле России. Мне-то всегда казалось, что мы союзники и вместе строили государство, вместе воевали плечом к плечу в страшные войны XX века и вместе будем отражать будущие угрозы. Мне казалось, что на плечах большого, сильного и красивого русского народа, включившего волею судеб в свою орбиту множество других малых народов, лежит сложная, но благородная миссия — малые народы оберегать и защищать.

Вот спасибо — сразу миссия (сложная, но благородная). Такая у нас, русских, судьба: только родился — сразу кому-то должен. Абузярову, например. Что касается «вместе строили государство» — ага. Государство Золотую Орду, например, вместе строили, некий Евпатий Коловрат очень большой вклад внёс в это государственное строительство. Или вот вместе участвовали в штурме города Казани — воевали, так сказать, плечом к плечу в страшных войнах. Но немного с противоположных сторон.

Далее Ильдар Анвярович патетически вопрошает:

И потом: как великому русскому народу может помешать маленький исчезающий татарский народ? У великого народа и задачи должны быть великие — как то: освоение космоса (русский космизм) или развитие науки и всей мировой цивилизации. Казалось бы, дел вокруг невпроворот: нужно скорее осваивать огромные и пустующие территории за Уралом, строить дороги, больницы, школы, создавать высокотехнологичные производства.

Космизм — это прекрасно (хотя сам по себе посыл тоже замечательный: ты, Ваня, великий, ты развивай мировую цивилизацию голый и босой, а мы у тебя дома будем мягко спать и вкусно есть). Но поговорим лучше о низкой и пошлой проблеме полумафиозных этнократий. Татары — это не чеченцы (государство в государстве) и даже не армяне (по какой-то странной прихоти Кремля подмявшие в РФ сферу развлечений). Но своя диаспора есть даже у татар. Русский может заниматься космизмом в Воронеже (если даги не отожмут), и не может в Казани (совершенно точно отожмут, если вообще позволят зайти).

Поплакав о тяжелой судьбе маленького исчезающего татарского народа, г-н Абузяров переходит к психоанализу по переписке:

Автору статьи так мешают татары, что он прямо-таки спать из-за них не может… так организм, перестав расти и развиваться, начинает пожирать себя изнутри, исчерпывать внутренние ресурсы… многие наши соотечественники, обиженные… униженные… потакают низменным националистическим чувствам… давай сорвем всю свою злобу, выместим все свои страхи и комплексы… так плохой отец, расстроившись из-за внешних неурядиц, срывает злобу на своих домочадцах… Что это, как не фашизм или нацизм?..

Такого рода «национализм»… произрастает из глубинных психологических травм и чувства некой ущемленности (в том числе сексуальной)… Посмотрим, как автор сам объясняет и оправдывает свой национализм (или откровенно слабую позицию закомплексованного и уязвимого маленького человека, этакого Акакия Акакиевича современности)…

Всякое бывало. Но чтобы орденоносный татарский писатель упрекал нас в сексуальной ущемлённости на страницах крупной газеты — такое случается впервые, будем честны.

Но главное, что намёки и обиняки наконец кончились, и задан главный вопрос текста: «Гитлер, Гитлер, Гитлер, Гитлер; посмотрим, как автор оправдывает свой национализм».

Отвечаем.

Во-первых, национализм — это про равные права и равные возможности. И если это держать в голове, окажется, что наши материалы о нацреспубликах написаны с абсолютно протатарских (проякутских, прокалмыцких, проингушских) позиций.

Процитирую свой первый, можно сказать, программный материал на «Спутнике и Погроме»:

Националисты хотят видеть страну, где важен человек, его способности, его компетенция. Страну, где татарин может спокойно стать главой Уфимской губернии, русский — Казанской, лезгин — Порт-Петровской, армянин — Якутской…

А советские — как нацисты — утверждают, что руководить должна кровь. В Татарстане — татарская, в Якутии — якутская, в Дагестане — аварская/даргинская, в Кабардино-Балкарии — кабардинская…

Так кто здесь нацист, господин Абузяров? Тот, кто за равноправие, или тот, кто за власть отдельно взятой татарской крови в регионе, где татар нет даже 50% (см. кряшенский вопрос)? Американцам, может быть, тоже надо в порядке борьбы с нацизмом основать Афроамериканскую Миссисипскую республику?

Нет, Ильдар, я, в отличие от вас — совсем не нацист, и не призываю установить в России власть «русской крови» по примеру Татарстана. Я, повторю еще раз, за равноправие. Когда в Чите может быть губернатор-татарин, а в Казани русский губернатор невозможен, поскольку кровью не вышел — это не равноправие, а тот самый нацизм. Все равны, но некоторые равнее. Когда русскому ребёнку, чьи предки, может быть, жили на Волге столетиями, приходится учить в школе татарский — это не равноправие, это нацизм хуже Гитлера. Когда простой русский рабочий КАМАЗа, своими руками поднимавший автомобильную промышленность Татарстана, не может занять в Татарстане никаких должностей из-за своей русской национальности — это не равноправие, а нацистский план «Ост».

Это во-первых.

А во-вторых, национализм — это на самом деле про безграничную любовь к малым народам. Мы любим все меньшинства и хотим им только добра. Пусть мишари, кряшены и остальные татарские народы освободятся из-под репрессивного гнёта общетатарской этнократии. (Кто такие вообще «татары»? Где вы видели чистого татарина? Никаких «татар» нет — все давно перемешались). Пусть мишари, кряшены и остальные процветают и богатеют в русской России. Но живут при этом по общим правилам, пользуются при этом русским языком — потому что, будем честны, если говоришь и думаешь по-русски, можно заниматься множеством интересных вещей от фундаментальной науки до высокотехнологичного бизнеса. А с основным татарским можно только прорабом на стройке работать. Ну вот так исторически сложилось. Мы очень сильно любим мишарей — пусть идут в учёные, а не в имамы.

Ну и в-третьих. Про сексуальную ущемлённость (потому что вы же не думаете, что татарский писатель просто так про комплексы заговорил?).

Потрясающая, потрясающая, потрясающая цитата из статьи г-на Абузярова:

Я был единственным татарином в классе и школе, потом — в группе университета. В итоге я влюблялся в девушек, которые оказывались под рукой. Влюблялся, страдал, делал предложения. Для меня не было ничего важнее, чем сохранить чувства и отношения. Но то, что в молодости кажется ерундой — какая тут нация, когда рушится любовь! — в старости воспринимается как трагедия. В старости ты задумываешься о смерти, о жизни после смерти, о религии. Задумываешься о том, какое наследство и наследие ты оставил после себя. Ради чего жил? Исполнил ли свое предназначение? Исполнил ли свой долг перед родом? Перед своими предками, которые выжили и сохранились в тяжелейшие годы войн, притеснений и гонений.

Долг. Долг, сука, перед родом. Деление женщин на «грязных», «под рукой» (русских), и «чистых», для строительства семьи (татарок). На шашни с расово неполноценными славянками долг перед родом променял — жизнь прожита зря. Человек СЕРЬЁЗНО так и пишет. В газете. Будучи вроде как публичным интеллектуалом. «Проклятые нацисты заставили меня смешивать свою голубую татарскую кровь с мутной русской».

На этом ответ можно было бы заканчивать. Но, кроме шуток, я искренне люблю татар. Мне нравится татарская культура, мне интересна татарская история. Я даже ходил некоторое время на курсы татарского языка (в Замоскворечье, в татарском культурном центре, рядом с которым некоторое время назад поставили памятник Тукаю).

И именно поэтому я пишу именно то, что пишу.

Как сохранить татарскую идентичность (идентичности) в современном глобальном мире? Всем ныне формально субэтническим группам татар нужно дать РАВНЫЕ права наравне с казанцами. Чтобы был ЕСТЕСТВЕННЫЙ выбор.

Сейчас как? Пишут в Новосибирск барабинцы: хотим, мол, учить родной язык. Им присылают татарстанские учебники. Они в своей степи пытаются разобрать непонятный для них литературный казанский татарский. Кое-как разобрав, читают: «наша татарская столица — город Казань». Но наша столица — город Москва, и читать про это барабинцы должны на своем языке. А не на казанском — по учебникам, которые на втором занятии откладывают на полку за их бесполезностью. Все в минусе — и казанским татарам толку нет, и сибирским, и государству одни лишние расходы на этот административно-этнический маразм.

Надо по-другому: пусть татарская идентичность (идентичности) развивается свободно. Не взлетят мишари? Не беда, взлетят кряшены.

Как сохранить татарский язык в современном глобальном мире? Его нужно сделать живым и модным. Писать на нём, снимать, говорить — причём делать это добровольно, а не распиливая очередной транш «на поддержку национальной культуры».

Бывший президент Франции Жак Ширак в свое время учил русский и даже перевел лично пару глав из «Евгения Онегина» — так его пленил Пушкин. А где ваши Пушкины? Да хотя бы Пелевины? Можно поставить миллион памятников Тукаю или героическому Мусе Джалилю — но не обманывайте себя, это не интересно даже молодым татарам, какая уж тут культурная экспансия. Поэтому судьба татарского зависит сейчас не от русских националистов и даже не от российского государства, а лично от г-н Абузярова (Боже, помоги нам). Он может начать писать по-татарски. Или начать писать хорошо. Или и то и другое сразу.

Пусть татарские писатели пишут бестселлеры, татарские музыканты — записывают хиты, татарские режиссёры — снимают блокбастеры. Тогда татарский язык будет интересен, тогда он будет жить.

Наконец, как сохранить в современном глобальном мире Российскую Федерацию, скорым распадом которой от фашизма и Гитлера этнические меньшинства так любят пугать русских националистов?

Выше я уже отмечал, что господин Абузяров приводит в пример США. Мол, пусть в России у всех субъектов будет много прав. Хороший пример: Америка — симметричная федерация, там нет ни Негрской республики, ни Республики немцев Помиссурья, ни Ирландского АО. В Европе были асимметричные федерации — Чехословацкая, Югославская, СССР — и закончилось это печально. Есть Германия, которой федеративный формат навязали по итогам поражения в мировой войне. Есть Бельгия, перманентно стоящая на гране развала.

А вот унитарная Франция пережила ворох революций и переворотов — и целее целого. Мы, русские националисты — за целостность страны.

Истина, г-н Абузяров, состоит в том, что русские никому ничего не должны. В истории есть победители и есть проигравшие. Татары проиграли (и, более того, — татары проиграют ещё раз, если попробуют снова). Мы вас не обидим — мы не загнали вас в резервации, как американцы индейцев, не держали в рабстве, как французы негров, не травили опиумом, как англичане китайцев, не держим в искусственной нищете, как евреи палестинцев. Мы вас интегрировали. Цените это и не надо слишком сильно наглеть.

Объясняет русский писатель Достоевский:

Вы напираете на то, что православный великорус не «единственный, хотя и старший сын России». Позвольте, что ж это такое? Русская земля принадлежит русским, одним русским, и есть земля русская, и ни клочка в ней нет татарской земли. Татары, бывшие мучители земли русской, на этой земле пришлецы.

Но, усмирив их, отвоевав у них назад свою землю и завоевав их самих, русские не отомстили татарину за двухвековое мучительство, не унизили его, подобно как мусульманин-турка измучил и унизил райю, ничем и прежде его не обидевшего, — а, напротив, дал ему с собой такое полное гражданское равноправие, которого вы, может быть, не встретите в самых цивилизованных землях столь просвещенного, по-вашему, Запада.

Ключевое слово здесь — «гражданское равноправие». Только русские националисты хотят видеть Россию сильной, единой, процветающей и — самое главное — свято блюдущей равные права каждого своего гражданина, от русского до мишаря. Если вы хотите жить в гражданском обществе как европеец, а не в клане или племени, как азиатский дикарь, выбор у вас один: русский национализм.

Subscribe

  • (no subject)

    Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков после появившихся сообщений про работу Александра Петрова и Руслана Боширова в Кремле заявил, что…

  • (no subject)

    Болгары: “И тут последние!“

  • Cуд принял иск Навального к Пескову

    Пресненский суд Москвы принял к производству иск Навального к пресс-секретарю российского президента Дмитрию Пескову. Навальный требует…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments