cheshit (cheshit) wrote,
cheshit
cheshit

Идите нахуй, «россияне»! — Sputnik & Pogrom

Оригинал взят у vol_majya в Идите на ... , «россияне»! — Sputnik & Pogrom
Идите на хуй, «россияне»! — Sputnik & Pogrom

После того как все эксперты, политологи и блогеры высказали свои бесценные мнения по поводу предложения Путина начать строить российскую нацию в приказном порядке, позвольте и мне внести свою скромную лепту в развернувшуюся дискуссию. Лепту я бы хотел внести на правах человека, который, во-первых, прочитал все 94 000 знаков полной расшифровки заседания Совета по межнациональным отношениям (по всем изученным мной материалам видно, что писавшие их эксперты и политологи не удосужились прочесть эти 94 000 знаков, к черту факты, когда есть бесценное мнение!), во-вторых, на правах человека, который читал и комментировал Стратегию государственной национальной политики Российской Федерации, принятую аж в 2012 году (на основе которой и хотят писать закон о российской нации), и, в-третьих, на правах человека, имеющего некоторое отношение к русскому национальному движению и разным занимательным в нем событиям.

Просто чтобы мы правильно понимали друг друга (всегда важно, кто там выступает от имени целого народа), то вот мои рекомендации, а заодно и записи в трудовой книжке:

Так как нам предстоит сегодня разобрать довольно большое количество довольно важного материала, то я бы хотел построить нашу работу, уважаемые коллеги, по следующему плану, разбив наш разбор, разрез и потрошение на три части:

1. Фактическая сторона: кто и что реально говорил на Совете по межнационалочке, и что все эти разговоры значат.

2. Теоретическая сторона: как с теорией нации и национализма согласуются выдвинутые на Совете предложения.

3. Погромная сторона: как видят будущее русские националисты и в чем видение русских националистов отличается от видения только что появившихся националистов российских.

Согласен, звучит скучновато, но мы тут будущее русского народа обсуждаем или бесценные мнения высказываем? Я бы хотел все-таки обсудить будущее. Начнем!

1

За всё заседание Совета по межнационалочке слово «русский» в смысле «народ» прозвучало ровно три раза:

Первый раз про русских вспомнил представитель крымских татар господин Билялов, рассказывая, какое в Крыму наступило межнациональное благоденствие. Очевидно, что господин Билялов еще не отвык от украинских порядков (на Украине русские виновны по всех грехах и неудачах, но, хоть и в качестве детей Сатаны, русские в украинском дискурсе присутствуют) и еще не понял, что русских в Российской Федерации не надо упоминать. Вообще.

Второй раз про русских вспомнил представитель лезгин господин Керимов, чья речь, на мой вкус, была самой важной и самой интересной на всем Совете. Господин Керимов начал с того, что упомянул о разделенном русском народе, затем плавно перешел к теме разделенного лезгинского народа и завершил свою речь предложением создать список коренных народов России, чьи представители имеют право на льготное получение гражданства и т. п. Предложение очень важное, прокладывающее дорогу к выдаче «карт русских» нашим соотечественникам за рубежом и к прочим давно назревшим и перезревшим мерам. Само собой, как и всякое хорошее предложение, речь простодушного лезгина Керимова вызвала у Путина панику. Серьезно, панику, и чтоб вы не думали, что я преувеличиваю, вот расшифровка состоявшегося диалога с официального сайта Кремля:

А. Керимов: Почему мы боимся этот перечень (коренных народов) утвердить, чтобы, когда получают гражданство, легче было, кто наш, кто чужой, кто свой, кто чужой? Хотя бы так, грубо говоря, извините меня.

В. Путин: У нас знаете в чём проблема? У нас же есть проблема малых народов. Если, не дай бог, кого‑нибудь забудем, у нас 160, мы же даже не можем точно определить сколько: кто говорит — 160, кто — 169, 193. Понимаете?

А. Керимов: Уважаемый Владимир Владимирович, я исхожу из европейского, мирового опыта. Народы, которые исторически жили в Российской империи и в Российской Федерации, не имеющие за пределами России своей государственности, — это и есть наши коренные, или российские, народы.

В. Путин: Давайте на собственный опыт будем опираться, европейский опыт сейчас не самый лучший.

А. Керимов: Да-да, но что хорошего есть, хотя бы хорошего. У них много глупостей, но что хорошего есть — хотя бы это.

В. Путин: Послушайте, глупости, там вообще… Вы же видели, что происходит: иммигрант изнасиловал ребенка в одной из европейских стран. Суд его оправдал по двум основаниям: он плохо говорит на языке страны пребывания и не понял, что мальчик, а это был мальчик, возражает. Это в голову не может прийти, что они творят там. Это результат размывания этих традиционных национальных ценностей и, — не знаю даже, как объяснить, — чувства вины перед этими мигрантами. В чём там дело, даже непонятно. Но общество, которое не может защитить своих детей сегодня, не имеет завтрашнего дня, будущего не имеет. Поэтому опыт у них, прямо скажем, не самый лучший, а у нас — тысячелетняя история формирования многонационального государства, у нас гораздо глубже этот опыт. Тоже много проблем, мы сейчас об этом и говорим, но он гораздо глубже и основательнее, чем во многих других странах.

То есть, буквально, в ответ на «А давайте пересчитаем, кто у нас там коренные 666 народов, а кто так, понаехал?» следует ответ: «А у них зато в Европах беженцы детей насилуют!» (отдельно бы хотелось заметить, что пресловутого австрийского беженца никто не оправдывал и не выпускал на свободу, он сидел и будет сидеть в тюрьме — то есть у Путина уровень понимания зарубежной действительности на уровне подписчиков сообщества «Нажравшийся советский патриот»). Более того, тема учета коренных народов РФ настолько задела Путина, что он к ней вернулся чуть дальше, причем в совсем уже сюрреалистическом монологе:

В. Путин: Каждое предложение заслуживает того, чтобы с ним поработать. Некоторые вещи — вот Ариф Пашаевич предложил составить список народов, этносов, — которым было бы практическое применение, как Вы сказали, чтобы люди имели преимущественное право получения гражданства и так далее, и сказали о том, чтобы сделать акцент на тех, кто не имеет своей государственности. Идея сама по себе хорошая, давайте подумаем. Но если мы по этому пути пойдём, то здесь мы столкнёмся с определёнными сложностями, потому что мы сразу исключим все республики бывшего Советского Союза. Это первое.

Второе. У нас будут противоречия между, скажем, законом о традиционных религиях, где у нас есть буддисты как люди традиционной религии, они государственности никакой не имеют, или евреи, допустим. Иудаизм тоже считается у нас традиционной религией, но государственность есть — Израиль. Поэтому здесь идея сама по себе принимается, давайте её просто доработаем, так же как и многие другие ваши предложения.

Но что точно совершенно можно и нужно реализовывать, прямо над этим нужно подумать и в практическом плане начать работать, — это закон о российской нации.

Это просто чтобы вы понимали, в каких обстоятельствах «российская нация» родилась: «Не трогать братушек таджиков, они хоть и не коренные, но братушки, а еще есть коренные буддисты и иудеи (ты чо несешь? Ты чо вообще несешь?), поэтому давайте строить российскую нацию».

Ну и в третий раз про русских вспомнил почетный безумец Российской Федерации Максим Шевченко, который сначала заявил, что он русский человек и коренной москвич, после чего толкнул прочувствованную речь о трудностях в горных аулах Дагестана (нет, я не шучу и не иронизирую), потому что ничто не волнует так русских москвичей, как трудности в горных аулах Дагестана.

Еще пару раз упоминался русский язык, но и то не как язык русского народа, а как «язык межнационального общения» (т. е. что-то вроде эсперанто). Собственно, на этих трех упоминаниях русских (из которых собственно проблем русского народа касалось лишь одно) анализ состоявшегося Совета по межнационалочке можно завершать, потому что игнорирование нации — это высшая форма враждебности. Даже когда вас критикуют, оскорбляют, даже когда на вас орут — это все равно форма коммуникации. Даже крики «Нет никаких русских!» — это попытка установить контакт с теми, кто называет себя русскими. Молчание же — это отказ от коммуникации, это обрыв всех отношений. Отношения, как нам известно из мировой истории, обрывают обычно перед войной.

Единственный содержательный вопрос по проблемам нашего народа вызвал у Владимира Путина словесный понос, показывающий, что говорить о правах русских (хотя бы и в контексте прав одного из 666 коренных народов РФ) Владимир Путин вообще не готовился. Царившую на Совете атмосферу великолепно передает момент, когда некий Паскачев, представитель Российского конгресса народов Кавказа, начинает рассказывать, сколько Россия приняла беженцев, и конкретно — беженцев с Украины:

А. Паскачев: Принято и размещено более 1 миллиона 100 тысяч лиц, вынужденно покинувших Юго-Восток Украины, и в зависимости от пожеланий им были предоставлены соответствующие статусы в упрощённом порядке. При этом более 4 тысяч детей из семей беженцев приняты в ведущие высшие учебные заведения нашей страны. Мы сами беседовали, в частности в Ростовском государственном экономическом университете «РИНХ», со студентами, посещали место, где они живут, общежитие, — достойно всё.

И что, может быть, ещё более важно, российское общество восприняло беду украинцев очень близко, с пониманием и сочувствием, — это очень важный момент.

То есть понимаете, да? К нам в Россию приехали не русские, вынужденные бежать с Украины вследствие провала национально-освободительного восстания, а некие «украинцы». Русских нет настолько, что даже воевавшие за Русский Мир ополченцы — это украинцы, просто сами они еще об этом не знают. Причем заявляет это какой-то левый кавказец, а не кто-нибудь из лидеров и участников Русской Весны, кто по уму и должен был быть поставлен на разрешение вопросов с русскими беженцами.

Бежали русские из Чечни — не было никаких русских беженцев. Бежали русские из Средней Азии — не было никаких русских беженцев. Бегут русские с Украины — и снова нет никаких русских беженцев, есть лишь испытывающие временные затруднения украинцы. При этом ни Паскачев, ни Путин не говорили про бандеровцев, фашистов и т. п. — то есть даже и непонятно, почему это вдруг украинцы с Украины бегут. Но так и быть, народы Кавказа готовы немножечко потерпеть этих загадочных украинских людей в Многонациональной Федерации (про «общий многонациональный дом» на заседании звучало через фразу).

Поэтому меня так выбесили все бесценные рассуждения экспертов и политологов про «российскую нацию» — не сделавшие домашнее задание говорилкины даже не поняли, в каком контексте весь этот россиянский нацбилдинг был объявлен. В контексте полного, глухого, смертельного отказа в хоть какой-то коммуникации с русским народом, хотя бы на уровне организации фестиваля балалаек или еще какой фольклорной дряни. Хотя бы на уровне осуждения великодержавного русского шовинизма. Но даже шовинизма у русских нет.

И русских нет. Никак. Ни в какой форме. Вообще.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments