June 18th, 2020

  • monop

Выученные уроки Русской весны. Не сотвори себе куратора.

Стрелков, когда на него надавили, послушно уступил место подлецу Бородаю и уехал из Донецка в РФ.
Болотов и Бетмен поворчали, но стерпели посаженного им на шею Джабу-Плотницкого, и это стоило им жизни.
Мозговой, Дремов и Ищенко стали делать НИЧЕГО после убийства Беднова, пока их точно так же не перебили по одному (вместе с охраной).
Захарченко, Моторола и Гиви сказали: "Мы просто военные, мы исполняем приказы", - и когда пришел приказ пропустить укропов на ротацию - пропустили. Тем не менее, такая "аполитичность" не была оценена... Гиви "съел" смерть друга, а вскоре те же самые люди убрали и его самого. Захарченко продолжал жить со всем этим, отдавал приказы идти в безумные атаки и оставлять уже занятые позиции, сажал "на подвал" недовольных, но полное послушание не спасло и его. Как и в случае с Моторолой, мина была заложена на уровне головы. Так погибли основные командиры ополчения, а вместе с ними угасла и идея, за которую они воевали. 

"Человеческое слишком человеческое" заключалось в том, что когда наступал тот самый Момент, никто из них оказался не готов умереть даже не за Русское государство будущего, а просто за други своя. Все включили заднюю.

Тем, кто однажды снова поднимет флаги русской России, хочется пожелать не повторять ошибки этих глупых прекраснодушных командиров. Уметь настаивать на своем желании, показывать зубы, ценить жизни свои и своих соратников! Иначе вы увязнете в компромиссах, вас свяжут по рукам и ногам, а затем "сыграют в ящик", как ненужную куклу. И даже если добрые кураторы сохранят вам биологическую жизнь, это будет самое жалкое существование с возней в огородах, брюзжанием в одноклассниках, жениными попреками и пыльными мемуарами.
С ежедневными угрызениями совести за бессмысленную гибель боевых товарищей - тех, кто вам вверился...

"В ситуации или-или, без колебаний выбирай смерть - это путь воина".


Константин Крылов: О хороших и плохих народах


Есть такая (спецслужбистская по происхождению) телега – «во всяком народе есть плохие люди». Из чего делается вывод – «нельзя судить о народе по его худшим представителям».

И это отчасти верно. По худшим представителям о народе судить нельзя, так как худшие представители есть в любом народе.

А вот по чему судить о народе можно и нужно – так это по отношению народа (и в особенности его элит) к тем, кого мы считаем его худшими представителями.

Чтобы не ходить далеко за примером. Есть русские хулиганы и есть кавказские хулиганы. Однако русское общество русских хулиганов, где бы они не хулиганили – осуждает. Осуждает и брезгует, потому что хулиганить нехорошо, неприлично. И «у себя», и «у чужих». Что, кстати, прекрасно понимают те, кто манипулирует русским общественным мнением – иначе невозможна была бы та же «таджикская девочка». Потому что кремлёвские пропагандоны знают: с русской точки зрения убивать девочек плохо, даже если они таджикские.

А вот, скажем, кавказские хулиганы для кавказского общества, если они хулиганят в России – это ЛЮБИМЫЕ ДЕТОЧКИ. Ну да, они убивают, калечат, насилуют – но это же не своих, это же русских, это можно, это хорошо и правильно. Деточки резвятся, взрослые их одобряют, отмазывают и покрывают. «Своих ребятишек прикроем своими сединами». И прикрывают, причём дружно и радостно. Если же какого-нибудь убийцу и насильника всё-таки хватают – поднимается «вой племени»: «рафик ни у чём неувиновный».

Вот ИМЕННО ЭТО, а не само наличие о***х чернозверей на московских улицах, является железным основанием записать все эти народы в погань целиком. Потому что когда почтенный аксакал с сединами и статусом вписывается за убийцу и насильника – он тем самым подписывается за весь народ: да, мы убийцы и насильники, мы это одобряем и поддерживаем.

И вот именно после этого – «кровь на вас и на детях ваших».

Отсюда

Ольшанский в FB

Удивительное свойство либеральной системы состоит в том, что она умеет настроить огромное количество людей так, что все они - добровольно, искренне, страстно, совершенно свободно, от чистого сердца - выдают абсолютно стандартный поток пропаганды.

Авторитарная система не может в это поверить.
Она так не умеет.
Ей все хочется спросить: кто организовал вставание?
Если вы, ребята, все такие одинаковые, и думаете вы как под копирку (что очень полезно - с точки зрения авторитарной системы), то где приказ? И кто его отдал?
Сорос? Билл Гейтс? Обама? Ходорковский? Ротшильд? Рептилоид?
Никто.

Это сложно устроенная система, которая легко показывает этот фокус: никого явно и грубо не заставлять, а люди все равно будут как роботы, и самые лучшие роботы, потому что с блеском в глазах, с подлинным, хотя и фабричного на самом-то деле производства, чувством.

Авторитарная система этому блеску ужасно завидует, но повторить такое не может.
Она подходит, скрипя, к человеку, и начинает выяснять: а документы-то у тебя в порядке? а если проверю? а регистрация где? а деньги есть? небось, ипотека? а если оштрафую? а если закрою глаза и решу проблему? Так, вот тебе список, какие справки надо собрать, какие слова надо сказать, и какие чувства почувствовать. Смотри, не перепутай! Форма 642-Щ - с двумя печатями, а патриотизм и семейные ценности - три печати!
А либеральная система летит над этим неуклюжим монстром так, словно бы у нее крылья.
Ведь она может работать без справки, без двух печатей, без регистрации, она может работать так, что люди все сами, все только сами - а результат налицо, словно бы ими каждую минуту командовал целый генеральный штаб (авторитарная система, повторюсь, в этом уверена, и это очень смешно).

И есть у нее, у либеральной системы, только одна маленькая проблема.
Дело в том, что когда она так счастливо летит, широко взмахивая своими свободными крыльями, - она многим гадит на голову.
Подумаешь, толпятся там какие-то на земле мелкие, подневольные, справки с печатями собирают, а я высоко, я лечу, мне хорошо, так почему бы и нет?
В этот момент авторитарная система и получает свой единственный шанс.