September 1st, 2019

Сифилис полупросвещения



Фото: www.globallookpress.com

Родившийся 270 лет назад Александр Радищев создал риторику
российской оппозиции, обвинив в своей дурной болезни правительство

Лицо Александра Радищева было хорошо знакомо нескольким поколениям советских школьников. Тонкий, немного высокомерный, чем-то напоминавший чертами лица популярного артиста Олега Янковского, портрет неизменно помещался на обложке учебника истории за 7-й класс, авторства академика Нечкиной и педагога Лейбенгруба.

Представлять всю русскую историю от древних славян до конца XVIII века было доверено советской властью пятерым: Стенька Разин, Емельян Пугачёв, Александр Суворов (с Пугачёвым они особенно хорошо смотрелись вместе), Михаил Ломоносов и охарактеризовавший его литературное и научное творчество с изрядным ядом Александр Радищев. Ни князя Владимира, ни Александра Невского, ни Сергия Радонежского, ни Ивана III, ни Минина и Пожарского, ни Петра I в этот символический «пантеон» так и не внесли…

Заслуги каждого из четырёх соседей Радищева были понятны. Стенька и Емелька – бунтовщики, сотрясатели государственных основ, погубившие каждый тысячи людей – практические революционеры. Ломоносов – родоначальник русской науки. Суворов – великий полководец, которого Сталин перед войной вернул в канон советского патриотизма. Но что же сделал Радищев? Учебник сообщал, что в своём произведении «Путешествие из Петербурга в Москву» Радищев обличил крепостничество как систему и проклял его, показав себя первым русским революционером-республиканцем.

Далее тут