?

Log in

No account? Create an account

April 13th, 2019

1977. Новости


)(

Никакой ностальгии. Не верится, что этот мир был и я в нем жил..

[reposted post] Apr. 13th, 2019

Не хочу вспоминать. Ничего, ни разу. Однако, иногда приходится. Вот что пишет мой сын о человеке, которого я не знаю и о событиях, которые мне хотелось бы забыть навсегда, да не получается.


Это был день первого приговора". То есть приговора не было, естественно, слишком тупо, халтурно, подло, со звериной жестокостью было сваляно на коленке "дело", что даже наш доблестный и гуманный так за три года так и не сумел осудить. Даже для нашего суда - оказался перебор.


Ночью умерла моя мать. Утром моего сына пытали. Моя мать - не йог, сердце останавливать по велению и дя пиара не умела. Она просто тихо умерла ночью перед эти "приговором".  А утром пытали сына. Никто не наказан, дело о пытках зависло в "расследовании". Даже тюрьма (Матросская тишина) отказалась принимать своего узника и зафиксировала следы побоев и ожоги от шокера ((а зачем тюрьме чужие преступления, своих, поди, хватает). .

Вот что вспоминает в ФБ мой сын.



"Сообщают, что в Москве за стрельбу на улице из пистолета задержан член ОНК Павел Пятницкий. Мне же этот персонаж запомнился в совсем других обстоятельствах - во время визита членов ОНК ко мне в камеру после того, как меня прессанул в конвойке Чертановского суда спецназ конвойного полка МВД (т.н. "ГНР" или "Группа немедленного реагирования"). Тогда, в день оглашения первого приговора по моему делу (точнее не приговора, а решения о возврате дела прокурору, как выяснилось позднее) меня решили немного "наказать" за слишком активную защиту. Спровоцировав конфликт," бойцы ГНР" немного прожарили меня электрошокерами (так, что я на секунду даже отключился) поваляли по полу, заламывая мне руки руки, порвали одежду, пытались отнести меня в туалет, чтобы "опустить головой в толчок и снять на видео", затем угрожали мне изнасилование дубинкой и пыткой..клещами ("неси сюда клещи"). После чего вы вернули мне руки, растянули их, приковали их наручниками к краям лавки и оставили в таком положении на несколько часов. Пару часов до оглашения решения суда и часа три после в ожидании конвоирования в СИЗО.
На следующий день ко мне пришла первая делегация ОНК, а ещё через пару дней вторая, в составе которой были уважаемая Анна Каретникова и упомянутый Павел Пятницкий.
Пятницкий был ласков и внимателен. Он осмотрел мои руки, которые были выкручены и сдавлены наручниками в течение нескольких часов, вкрадчиво попросил показать ему следы от шокера и порванную одежду и заявил, что жарили меня не так уж сильно, "просто это больно и неприятно", "особенно на нервах" перед судом. Вёл он себя очень доброжелательно и мне показалось, что он на моей стороне.
На следующий день Пятницкий в интернете заявил, что никаких пыток, по его мнению, ко мне не применялись, что применение шокера не подтверждено, а то, что меня босиком, отобрав ботинки, загнали в камеру в конвойке (зимой) и оставили там (был и такой эпизод) это ничего страшного, ибо "так положено". На вопрос адвоката Шкреда должен ли я был, по мнению Пятницкого идти босиком и на приговор, он так и не ответил.
Вот такой вот Павел Пятницкий. Сегодня в Москве он стрелял.

P. S. Кстати, угрозы изнасилования дубинкой, оаускания головой в унитаз и пыток клещами не были реализованы по независящим от спецназа причинам. Этому напрямую помешал местный судебный конвой, начальник которого лично вклинивался в процесс истязания, закрывал меня от ударов своим телом и уговаривал спецназовцев прекратить все это, ссылаясь на мою известность и публичность дела, хотя причина его поведения была, по-моему, в обычной человеческой симпатии. Он же уговорил их не сажать меня на обычную растяжку с растягиванием ног и травмированием связок, а ограниться сковыванием и растягиванием рук. И на том спасибо. Кроме шуток".


Даня на "приговоре" сидел в полуобмороке. На известие о смерти бабушки отреагирова какой-то запредельй мукой в глазах....


Что Я хочу сказать. Дорогие правозащитники, вы очень нужны. Те, эти, с той стороны, с этой, с пятой, десятой - вы нужны все. Многих я уважаю, всех вспоминаю. Разве только я? Вы себе не представляете, как отзывались в тюрьмах об Анне Каретниковой (уверен, что и сейчас так же отзываются - с большой любовью, уважением и надеждой). И так далее. Не допускайте подобного.Пока в нашей стране заказные дела и подобные судилища - реальность, вы очень и очень нужны миллионам людей.  Пусть вас будет еще больше, а ваша безупречность будет несомненной. Репутация  -  штука серьезная.