February 3rd, 2019

Константин Крылов. Стругацкие.

Главная, основная сверхкосмическая ПРОМБЛЕМА всего творчества Стругацких, а также всей простругачканной советско-постсоветской интеллигенции:

- Так как же всё-таки интеллигентный человек должен относиться к спецслужбам?

Дилемма тут такая. С одной стороны, спецслужбы - гадость, они мучили диссидентов и запрещали читать хорошие книжки. С другой стороны, только спецслужбы защищают интеллигентных людей от страшной русской антисемитской толпы, которая их всех повесит. Но с третьей стороны - они же мешают читать книжки. А с четвёртой - защищают от русских. А с пятой - как же книжки? И кино? А с шестой - так ведь русские без спецслужб воспрянут и устроят le pogrom. А с седьмой - так ведь там такие хари, в этих спецслужбах! А с восьмой - русские-то ещё гаже, мерзее, страшнее, пьянее. А с девятой - так ведь ещё и стучать приходится таким неприятным людям, а хочется-то стучать людям приятным, интеллигентным! А с десятой - если спецслужб не станет, вдруг будет некому стучать вообще, и как тогда жить, вопросы решать? А с одиннадцатой... и так до бесконечности.

Стругацкие крутили проблему то так, то этак. Склоняясь то к тому, что спецслужбы сами должны состоять из интеллигентных людей - но увы, потом они же художественными средствами доказывали, что на такой работе трудно сохранить интеллигентность. То к тому, что спецслужбы должны быть иностранными (из другого времени, например) - но как-то веры им полной нет, свои всё-таки роднее. То ещё что-нибудь предлагали - и всё как-то неубедительно получалось.

Собственно, вся постсоветская интеллигенция так и живёт в горизонте этого Главного Основного Вопроса Бытия.