December 13th, 2018

Историк Сергей Сергеев: За что в РФ ненавидят Солженицына?

Кандидат исторических наук Сергей Михайлович Сергеев пишет: [Spoiler (click to open)]http://rueuro.ru/item/60-za-chto-v-rossii-nenavidyat-solzhenitsyna?fbclid=IwAR3Eyj-32OCvpYghMSKwVJHEnyEPxEWwdEpO9n5qm_q2geuDw5UGqU-hj6c


Солженицын


О, за многое, за слишком многое! За измену государству и державничество, за русофобию и антисемитизм, за украинофобию и «заукраинство», за социокультурный архаизм и отсутствие священного трепета перед русской монархией, за гордыню и оппортунизм… За то, наконец, что он успешный человек, победитель, а не несчастненький неудачник, которого можно пожалеть, поплакать над ним, сказав себе успокоительно: «Вот так вот, стену лбом не прошибёшь…». Простой перечень претензий к Александру Исаевичу мог бы легко заполнить среднюю по объёму статью, а комментированный – едва ли не многотомную монографию. Разумеется, немало в России и горячих поклонников автора «Архипелага», но проклинающих его последними словами сегодня гораздо больше.

Так ненавидят былую страстную, но изменившую, оборванную на взлёте любовь. Такое разнообразие пылких, порой взаимоисключающих упрёков обычно предъявляют прежде обожаемому кумиру. Но им и был Солженицын для большинства своих соотечественников, правда, очень недолго – в конце 80-х – самом начале 90-х. Казалось, именно в его вермонтском письменном столе хранятся ключи от русского счастья. Тем горше было разочарование, когда выяснилось, что А.И. – «ни бог, ни царь и ни герой», а всего лишь писатель и публичный интеллектуал. Что он не может одарить чудесами, а только «посильными соображениями». Что дописать «Красное колесо» для него важнее, чем создать и возглавить какую-нибудь условную Партию Русского Возрождения или даже баллотироваться в президенты обновлённой демократической России.

Виноват ли сам Солженицын в столь завышенных ожиданиях? Только косвенно – тем ореолом, который вокруг него сложился, но вовсе не собственными субъективными намерениями. Достаточно самого поверхностного знания его биографии, чтобы понять: он по природе никакой не общественник, не политик, которому сладостно возиться с людьми и строить их, а многопишущий и от того получающий высший восторг волк-одиночка, истинный homo scribens, для коего социальная активность не более чем средство выплеска своего внутреннего мира. Лишь внешние препятствия и ловушки, которые этому дикому зверю расставила коммунистическая власть, уже чересчур обмякшая, чтобы быть хорошим охотником, по необходимости сделали из него общественника и политика мирового уровня.

Как писателю и интеллектуалу Солженицыну вполне законно предъявлять сколь угодно серьёзные и резкие возражения. И автор этих строк сам готов дискутировать с иными его мнениями. Но нельзя спорить с автором «Архипелага» как с обычным оппонентом. Есть то, что поднимает его над прочими – и даже самыми выдающимися – мастерами русского слова и мысли. Он открыл и описал нам и человечеству нашу «тайну беззакония», нашу главную национальную трагедию, последствия которой мы до сих пор не можем изжить – государственное злодейство над собственным народом 1917 – 1953 годов, не имеющее аналогов в летописях христианских народов. По капелькам он собрал кровь, страдания и унижения миллионов наших братьев и выставил нагло спрятанное палачами и их наследниками преступление «в резком, неподкупном свете дня».

Это мог сделать только Солженицын. Ни «троцкист» Шаламов, которым стало сегодня модно побивать «лакировщика», ни «цыган» Домбровский не сумели бы (даже если бы захотели) в силу природы своего таланта написать «Архипелаг». Тем более – предъявить его urbi et orbi, пробившись сквозь все советские капканы. Другие фамилии – при всём уважении – вообще не вижу смысла называть. Не только все положительные, но и многие «отрицательные» черты А.И. тут как нарочно оказались на месте – и его «графомания», и его «мессианство», и его «расчётливость». Он был явно к этому предназначен, и он исполнил предназначенное. И это великое дело, за которое многое можно ему простить, даже крепко его не любя. По крайней мере, за которое, даже споря с ним, даже ругая его, должно ему одновременно низко кланяться. Просто на секунду представьте себе, что «Архипелага» нет в нашей культуре – не стыдно ли тогда было бы быть русским?

«Нет, не только не стыдно, но, напротив, радостно и духоподъёмно!» – слышу рёв миллионов голосов, проклинающих «литературного власовца», который своим предательским словом разрушил великий и прекрасный СССР. И вот тут-то самая сердцевина отечественной солженицынофобии. Главная заслуга А.И. перед родиной сегодня чаще всего воспринимается как его главный и несмываемый грех перед ней. И это пугающее свидетельство деградации России. Надоело уже делать скидку на пресловутый «протестный сталинизм», скажу в духе нынешнего юбиляра: оправдание и забвение потоков невинной братской крови есть страшная и постыдная болезнь нашего народа, разъедающая его «рассудок и нрав». Каются только слабые, а мы крутые! Так не мыслят даже, так кожей ощущают реальность большинство наших соотечественников с самого верха до самого дна. Капитальная идея Солженицын о раскаянии как необходимой категории национальной жизни, похоже, им абсолютно недоступна.

Collapse )

Винни-Пух

Керченский инцидент: миссия невыполнима


Ленился я писать о глупых украинских делах, а надо бы откомментировать. Оттуда есть любопытный ход в мировые разборки. Так что приступим.

Сталинист Кунгуров у себя в ЖЖ разместил две (1 и 2) обширные статьи с разоблачением бесстыжей русской военщины, коварно захватившей мирные военные корабли Украины. Напомню, что в прежние времена тов. Кунгуров мечтал о возрождении сталинщины в России и установлении тотального концлагерного режима для обывателей. Чтоб презренное население за скудный паёк непосильным каторжным трудом десять тысяч лет искупало свою вину перед Коммунизмом. Однако мечты тов. Кунгурова исполнились лишь отчасти. Его самого посадили за «оправдание терроризма». И хотя тов. Кунгуров отпробовал сталинизм лишь в гомеопатических дозах, ему категорически не понравилось самому быть рабом. Выйдя из мест заключения, он возмечтал сбежать из чекистской СССРФ на растленный капиталистический Запад. Ну и попутно всем сердцем полюбил Украину. Правда, тут он не погрешил против сталинизма, поскольку «Украина» всегда была любимым проектом тов. Сталина.

Перековавшийся в «либерала» сталинист Кунгуров занял правозащитные позиции, и с высот международного права принялся обличать вечную русскую дикость:

«Злорадствующее ватное быдло и власти РФ даже не понимают, насколько ярко оно демонстрируют всему миру, что Рашка – страна кровожадных дикарей»

Какие благотворные перемены происходят с советским человеком всего-то за два года пребывания в чекистском узилище. Прежний тов. Кунгуров мечтал превратить Россию в страну кровожадных дикарей под красным знаменем.

Collapse )