April 9th, 2018

тема «порки на конюшне»

Советские очень любят тему «порки на конюшне». Ну вот буквально одержимы они этим.

Причём это не сейчас началось – это базовая для советских тема. «Надо было убить всех помещников и их потомков, потому что наших предков на конюшне пороли».

При этом дело совсем не в том, что это телесное наказание. Телесные наказания были отменены в России в 1904 году, в цивилизованной Англии – в 1948 году, а в прогрессивных США – в 1972 (штат Делавэр, причём последний раз оно было осуществлено в 1954 году: двадцать плетей мужчине за ББПЕ). Про всякие там английские частные школы не говорим – там это удовольствие официально отменили только в 1999-200№ (хе-хе).

Однако жёсткая фиксация на «порке на конюшне» заслуживает некоторого внимания. «Прогрессивную общественность» вели умные люди, которые натравливали прогрессивную блядву в т.ч. на РЕАЛЬНЫЕ проблемы Российской Империи. Бить – так в больное место, больнее будет удар.

А одной из реальных проблем Российской Империи была катастрофическая нехватка средств на оплату административного и полицейского аппарата.

Ну вот реально – государство было нищее, денег не было. Отсюда проистекало 80% «традиционных российских безобразий». Например, так называемое «воровство чиновников» - то есть негласное право «брать взятки», а на самом деле даже и не взятки, а просто оплату канцелярского труда, взымаемую с населения. Поскольку на официальное чиновничье жалованье прожить было практически невозможно. Почитайте лесковского «Однодума», там приведены цифирки, «всё понятно».

Одним из следствий этой нищеты было чрезвычайно долгое сохранение за помещиками полицейских и судебных функций. Которые и давали им право «пороть».

Это было вообще-то везде в Европе, но в России с этим ОЧЕНЬ ЗАТЯНУЛИ. Прежде всего – потому, что не было денег на нормальную полицию. Когда хоть какие-то средства наскребли, этот вопрос решили. В 1861 году крестьян освободили, в декабре 1862 были приняты «Временные правила об устройстве полиций в городах и уездах губерний, по общему учреждению управляемых», согласно которым уездная полиция объединялась с городской и создавалось единое уездное полицейское управление. Эти самые исправники и стали сечь крестьян заместо помещников (разъезжая по местности с инспекциями).

Что характерно. В той же Британии широчайше применялесь смертная казнь, в основном повешенье. Вешали-вешали-вешали «за всё вообще». В России пороли. Но повешенные не могли рассказать детям и внукам, как больно их вешали – а вот поротые могли и рассказывали. На это накладывалась обида, что пороли не государственные люди «по закону», а «помещики по произволу своему». Разумеется, у помещников и в самом деле было больше возможностей (а главное, причин) для пользования положением, не святые же они были. Всё это всячески раздувалось «русской» «интеллигенцией» (то есть понятно чьими холуями).

Ну вот и - - -