July 2nd, 2017

Елена Чудинова: Чем нам опасна секта «Изборский клуб»

Покуда существуют «Изборский клуб» и «Русская линия», все Шендеровичи, Быковы, Акунины и прочие Улицкие могут быть сладко уверены в своем завтрашнем дне.

Эти слова прозвучали в моей уставшей голове, когда я на днях, досадуя на себя, не сумела удержаться от бесполезного и бессмысленного сетевого спора с очередным благонамеренным «патриотическим» слепцом. Беда в том, что «патриотическая» слепота становится эпидемией, а проявления ее столь предсказуемы, что создается впечатление – пишет и говорит один и тот же человек – с многими тысячами лиц и имен.

По свежим следам – препарирую конкретный случай, пытаясь вместе с вами понять, как такое может гнездиться в русской голове.

Collapse )
http://orthoview.ru/elena-chudinova-chem-nam-opasna-sekta-izborskij-klub/

От макроистории — к исторической макросоциологии

Оригинал взят у vol_majya в От макроистории — к исторической макросоциологии
https://sociologica.hse.ru/data/2017/06/30/1171215556/SocOboz_16_2_348-353_Boguslavsky.pdf

Рецензия на книгу:

Сергеев С. М. (2017). Русская нация, или рассказ об истории ее отсутствия. М.: Центрполиграф.

Олег Богуславский
Научный сотрудник Центра фундаментальной социологии
Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»

Рецензируемая книга завершает многолетние исследования автора в области истории русской общественной мысли, истории русского национального сознания и русского нациестроительства. В ней он подводит — безусловно, пока предварительные — итоги своих изысканий, сводя в смелой целостной макроисторической конструкции результаты предшествующих работ 1. Одновременно книга является своеобразным обзором новейшей российской и зарубежной историографии русской истории, включая работы последних лет. Таким образом, помимо авторской концепции национальной истории, сочинение С. М. Сергеева открывает доступ широкой общественности к достижениям и выводам отечественных и зарубежных историков, в том числе работающих в очень специальных областях, редко вызывающих заметный интерес читающей публики, — например, исторической демографии или исторической статистике.

Видимо, из-за двойственного характера текста, соединяющего оригинально-авторский и компилятивно-обзорный элементы, книга стала просто идеальным объектом острой критики, причем с самых разных научно-историографических и общественно-идеологических позиций. Поэтому прежде чем перейти к обсуждению содержания самой книги, кажется уместным высказать несколько соображений более общего плана, формально выходящих за рамки жанра рецензии и не связанных с собственно тематикой данной работы, но имеющих отношение к нынешнему структурированию дискурсивного пространства.
Я хотел бы начать ни много ни мало с определения статуса события, каковым для современной историографии русской истории стал выход книги С. Сергеева: судя по очень амбивалентной реакции заинтересованной публики он маркирует возникновение нового направления в отечественном научном ландшафте, которое можно с определенной осторожностью назвать «русско-национальной» или «национально-демократической школой» в российской исторической науке. И выход столь масштабной по макроисторическим амбициям книги сразу превращает автора в корифея данного направления.

При этом следует учитывать, что в существующих политических условиях единственно возможной формой публичной активности интеллектуалов является «семантическая политика», т. е. борьба за смыслы, за культурную гегемонию по Антонио Грамши. Речь идет о попытках конкурирующих интеллектуальных групп сделать свои собственные представления и образы желаемого будущего нормативными, общезначимыми, в идеале — доминирующими. Понятно, что формирующееся на наших глазах научное направление вынуждено вести ожесточенную дискурсивную борьбу во всех сегментах поля интеллектуального производства, причем не только с официальным дискурсом, но и с не менее мощными конкурентами, например, из либерального и левого лагерей. И важнейшим полем этой борьбы за определение будущего становится русская история, которая традиционно рассматривается как стратегический ресурс общественно-политической мобилизации.
Collapse )