April 23rd, 2016

S&P: The new normal: как изменился русский национализм за последние 4 года?

Сидели тут, вспоминали, с чего 4 года назад одно предприятие начиналось. Нынешняя молодежь, конечно, стеная про то, как все в национальном движении плохо, совершенно не представляет, что было еще несколько лет назад.

Люди не ценят, что сами собой на Украину слились зигометы и какое это вообще СЧАСТЬЕ в принципе не тратить время на полемику с гитлеристами. Люди не понимают, что туда же, на Украину, тихонько слился Культ Великой Победы — и нынешние крики про «деды воевали, а вы все фашисты» — это 5% от того, что было. Люди не восхищаются тем, что шендеровичи-рабиновичи, которым еще совсем недавно приходилось всерьез возражать и даже какую-то полемику организовывать, тоже самоубились Украиной и на фоне «Азова» сидят тише воды, ниже травы.

Что вся Донбасская эпопея в принципе радикально сменила фокус национального движения, и русские националисты сейчас обсуждают «как так получилось, что наши добровольцы не вытащили Новороссию», а не «кто там дворника побил». Что, наконец, сменился сам образ русского националиста, и все заплачки про «скинхедов» — это что-то из анекдотов эпохи Брежнева.

В конце концов, слово «русский» разрешили, как разрешили дискуссии в телевизоре, что русские живут не только в России, и русским вне России тоже что-то надо. Плюс нашествие мигрантов в Европу радикально изменило весь околомигрантский дискурс в России — про «трудолюбивых таджиков» не пишут уже даже в качестве иронии (а ведь раньше писали, и реально приходилось спорить, и объяснять про конфликт культур, а вам в ответ орали про «фашистов», и это был полный мрак). 90% проблем, которые еще несколько лет назад казались вечными, растворились сами собой.

Разумеется, случилось и много плохого: разгромлен «Русский марш», один из главных брендов, ни одна из русских политических партий так и не получила регистрации и не допущена к выборам, для части населения Кадыров превратился чуть ли не в патриота, пропаганда включена на военную мощность, вокруг Путина формируется конкретный культ личности и т. п. Ну и, самое главное, исчезли даже призрачные надежды на реформы и участие националистов в легальной публичной политике. Понятно, что все плохо, будет еще хуже, и надо готовиться к дням величественным и страшным.

И все равно, как вспомнишь, что еще 4 года назад приходилось втолковывать равнодушным ипотечным массам, что Гитлер — это один человек, Столыпин — другой, и они даже не родственники, и вообще Украина — русская земля, а ирредента — необходима, сравниваешь с тем, что есть сейчас, и просто слезами счастья плачешь. Все-таки в гиперинформационном обществе жить — большое дело, и сотни тысяч человек, эволюционировавших в националистов, обратно уже не провернешь.

Как говорится, крот истории роет медленно, но верно.

rozanov

http://sputnikipogrom.com/russia/53931/the-inevitability-of-change/#.VxsdmPmLTIX