June 25th, 2015

S&P: Хитрый План Путина: как перестать беспокоиться и начать верить?

Очень часто в комментариях к нашим текстам приходится видеть такое мнение путинистов: «Вот вы остроумно критикуете Партию и Правительство, а между тем на Владимира Путина работают сразу несколько спецслужб и аналитических центров, и уж конечно ему виднее, как там на самом деле! Перестаньте говорить под руку и смиритесь с тем, что наше руководство компетентно, информировано и обладает недостижимой для простого журналиста аналитикой и экспертизой!».

В связи с распространённостью такой точки зрения хотелось бы сделать несколько замечаний. Во-первых, Владимир Путин не пользуется интернетом и соцсетями. Вообще. Весь мир съёмок боёв на передовой, разоблачений со стороны рядовых солдат, «криков души» простых жителей и всё то, в чём мы с вами варимся уже год, отсутствует для него в принципе. Во-вторых, если верить протоколам неформальных встреч Путина с Берлускони, выложенных «Шалтай-Болтаем», то Путин не читает даже газет. В частности, Берлускони говорит, что не ложится спать допоздна, чтобы перед сном прочесть свежие выпуски итальянских газет, тогда как Путин отвечает, что не читает газет в принципе, потому что СМИ не должны влиять на формирование решений настоящего лидера.

Collapse )

http://sputnikipogrom.com/russia/38869/the-plan/

Игорь Стрелков: «Я опасен фактом своего существования»

Оригинал взят у elena_sem в Игорь Стрелков: «Я опасен фактом своего существования»

КР: Игорь Иванович, в народном сознании вы — пример настоящего русского офицера, человек гумилевское типа. Некоторые вас воспринимают почти как самурая, преданного присяге. Но сейчас в России распространено политическое горлопанство, которым занята изрядная часть политического спектра. Как вы себя чувствуете рядом с такими людьми? Кроме того, на наш взгляд, сейчас вы, как никогда, нужны в российской политике. Однако, как нам кажется, вы намеренно отстраняетесь от полноценной политической деятельности. Например, недавно вы заявили, что не видите себя в политике, потому что такую деятельность в России невозможно вести честным путем. Резоны эти понятны: вы, возможно, не хотите запачкаться в политике, не хотите быть кому-то обязанным. Тем не менее, как вас можно встроить в российскую политическую канву? А может быть, вы просто выжидаете? Каким, на ваш взгляд, должен быть настоящий политик?

И. С.: Я тоже нахожусь в определенном тупике или ловушке. Вокруг себя я вижу действия, абсолютно изумительные по своей тупости и вредительству… Даже не очень понятно, где тупость, а где вредительство, но результат одинаковый. Но я понимаю, что другой власти у нас сейчас не предвидится. Если я сейчас выступлю против государственной власти, то, фактически, окажусь в рядах врагов. Врагов не столько власти, сколько самой России как государства. Некоторые «очень умные товарищи» обвиняют меня именно в том, что я выступаю против власти. Но это неправда. Думаю, я достаточно образован по исторической части, занимался русской историей начала XX века, и я совсем не хочу повторить судьбу Милюкова или Гучкова. Гучков орал с трибуны Государственной Думы: «Что это? Глупость или измена?». Это его выступление сейчас помнят только историки, как и самого Гучкова. А я не хочу быть Гучковым.

Если я сейчас займусь политикой, мне просто придется оказаться в оппозиции, но я понимаю, что в нынешних условиях оппозиция невозможна! С другой стороны, если я сейчас займусь чисто про-президентской политикой, то мне придется встроиться в какой-нибудь смехотворный «Антимайдан», мне придется, как честному человеку, подписаться под всем этим безобразием, которое твориться вокруг. И дело тут не в том, что я боюсь «замазаться». Я все-таки офицер ФСБ, и если бы я был чист аки голубь, то в этой службе мне нечего было бы делать. Я ведь с 1999 по 2005 из Чечни не вылезал. А чем там занимается Федеральная служба безопасности, думаю, в общих чертах понятно — уж точно не гуманитарной помощью. Дело тут не в том, чтобы замазаться или нет, а в том, чтобы не навредить. Я и так по самые уши влез в ситуацию на Украине. Ведь получилось, ну, совсем не то, что я себе представлял. Я-то думал, что обратного пути нет, и действовал так, чтобы сжечь мосты для отступления, но там, наверху, видимо, думали иначе. Я думал, что я — острие копья, что за мной пойдет и остальное копье. А получилось так: стрелу выпустили, а за ней никто не побежал. Улетела стрела и улетела. Подожгла стрела сарай, а все стоят и смотрят, как он горит…

Вот влезу я в политику сейчас. Мне что, стать одним из жириновцев? Не хочу! Отправиться к «болотникам»? Да мне они противны по самой своей сути. Так что дело не только в том, что я боюсь испачкаться, — чистой политики вообще не бывает, как и войны. Но когда политика делается только из соображений карьеры, это не политика, а проституция. Да, политика — грязное дело, но если человек действует в интересах общества и народа, то он становится великим политиком, и никто никогда не скажет, что он —проститутка. Можно, например, Сталина сколько угодно ругать, он —человек очень неоднозначный, у него огромное количество преступлений, ошибок. Но никогда никто не скажет, что он все это делал ради наживы.

Collapse )