March 17th, 2015

S&P: Истина в эпоху постжурналистики: Рождение «Четвертой власти»

Это наш долг — ради спасения истины отказаться даже от дорогого и близкого.
— Аристотель.

media1x

В нулевые Россия как-то забыла о СМИ. Есть — и ладно. Показывают что-то — и ладно. Обычное поведение людей в эпоху, когда то, что происходит по ту сторону экрана, не касается привычной жизни большей части населения огромной страны.

И тут — Украинский Кризис. Вызвавшие бурю эмоций, фотожаб и пародий программы Киселёва, политическое самоубийство «Дождя», разгон «Ленты», давление на «Эхо Москвы», вдруг оказавшееся бесконечно понятным деление на «своих» и «чужих» и внезапное появление уродливого и неловкого неологизма.

Информационная война.

Это что такое? Любой диванный политолог мгновенно среагирует и ответит нам что-нибудь о том, что есть две противоположных точки зрения — наша и укропская. Вот они и борются между собой.

То есть подождите. Я правильно понял? Журналистика уже не занимается тем, что отражает объективную реальность? Это когда такое началось?

Давайте разберёмся. На примере, скажем, Англии.

Со свободой журналистов резать правду-матку всё не всегда было так радужно, как сейчас. И вновь мне возразят — чётким и ясным аргументом против моей позиции станет второй абзац этого текста: я сам перечислил случаи избиения и изнасилования современной (пусть и большей частью либеральной) прессы. Это ли не притеснение свободы печати?

Несомненно. Но я собираюсь говорить не о тех временах, когда свобода печати находилась в плачевном состоянии, а о том времени, когда пресса уже была, но вышеупомянутого права просто-напросто не существовало.

Далее здесь: http://sputnikipogrom.com/media/31967/post-journalism-1/#.VQgy6o7keLg

Интервью со Стрелковым.

Оригинал взят у etoonda в Интервью со Стрелковым.


"— Говоря о людях, которые появились в вашем окружении… Моторола — он ведь тоже начинал с вами?

— Да. Единственный, пожалуй, из командиров, который перешел со мной границу и до сих пор находится там и воюет. Он начинал со мной как рядовой, потом командир отделения, потом командир пулеметно–противотанкового взвода. Одно время командовал ротой, потом снова вернулся на взвод. Его карьера развивалась на моих глазах. Он очень храбрый, решительный. Реальный герой.
Collapse )