February 4th, 2015

Деградация — Sputnik & Pogrom

Оригинал взят у rcross в Деградация — Sputnik & Pogrom
Оригинал взят у tor85 в Деградация — Sputnik & Pogrom
Оригинал взят у rigort в Деградация — Sputnik & Pogrom
Надо признать, выдающаяся статья Андрея Никитина

Деградация — Sputnik & Pogrom

Что ж. Как я и говорил, гражданская война в Донбассе привела к резкой интеллектуальной деградации внутри РФ. Вероятно, в случае низших классов это даже вызвало увеличение преступности — общество, привыкшее каждый день видеть (хоть бы и по ТВ) раскуроченные тела, которые валяются на улицах, и людей, приспосабливающихся к существованию в такой обстановке, стремительно черствеет.

В случае же интеллектуальной повестки мы, наконец, получили абсолютный вакуум. Общественная мысль, публицистика — свелись к бесконечному объяснению, почему тот или иной человек болеет за «укропов» или «сепаров». Эта животрепещущая тема обсуждается по пятому кругу, свежих мыслей просто нет, люди бесконечно дудят в свои вувузелы:

— Об укропа!

— Об сепара!

— Об Бандеру!

— Об Путина!

— Об Ходора!

— Об Кадырова!

— Не скачем!

— Скачем!

— Гав!

— Хрю!

В принципе, и это неплохо. Гуманитарное знание в СССР было уничтожено единственно верным учением марксизма-ленинизма (думать не надо, за тебя Маркс с Ильичом всё придумали, надо работать на заводе). Перестройка явилась глотком свежего воздуха, и даже несмотря на политическую незрелость и депрессивную пропаганду, общественная атмосфера в Союзе стала в разы интеллектуальнее и осмысленнее. Самодовольное хихиканье нулёвых сильно понизило планку, но у русского интеллектуала (просто человека с интересом к интеллектуальной жизни) и в Застой, и в Перестройку, и в РФ оставалась спасительная тростинка — Запад. До сих пор считалось, что там свобода слова, прекрасное образование, бьющая ключом общественная жизнь, интеллектуальные беседы в кофейнях. Короче, «приезжаешь на Бродвей — а там никаких жлобов, только наши».

В январе «наших» расстреляли из автоматов в Париже. Вместе с ними были убиты милиционеры, а на всякий случай самоубит и следователь, который вёл (точнее, собирался вести) расследование.

Дальше началось нечто невероятное. Было сказано о чудовищной атаке на свободу слова в лице четырёх бездарностей, рисующих обидные подростковые картинки. Мол, Вольтер так и говорил: «Я не согласен с Вами, но я готов отдать жизнь, чтобы Вы могли высказывать свои убеждения». То есть, подходишь к Вольтеру, называешь его мать проституткой, высыпаешь на голову помои — а он такой: «Это ничего, Вы главное высказывайтесь, у нас свобода слова» — вот каким он парнем был, наш Вольтер. Не то, что некоторые.
Ладно. После пропагандистских заходов о кощунственной атаке на французскую цивилизацию трудящимся было предложено выйти на митинг. Централизованно распечатаны одинаковые таблички, розданы преисполненные глубокого смысла карандаши. К людям в научно-исследовательских институтах, государственных организациях, университетах, заходят комсорги и секретари обкомов.

— Месье профессор, вот вам табличка — пойдёте на демонстрацию.

— Ээээ…

— Чего «ээээ»? Табличку бери и марш карандашом размахивать. Или хочешь с кафедры вылететь? Не любишь пролетариат? Сегодня ты «Заткни Эбло», понял? В смысле, «Шарли Эбдо».

— Позвольте, но как же свобода совести…

— Вот за неё и пойдёшь митинговать, пень старый.

В результате французские, европейские, американские интеллектуалы вместо слова человеческого, вместо объяснения того, что это вообще такое и зачем делается вся эта дутая истерика, несут политкорректную чушь. «Я пролетариат вообще люблю, хотя сам не пролетариат, но убивать нехорошо, поэтому я вышел сказать, что я не боюсь, хотя чего не боюсь — непонятно. Не боюсь, что меня за мои убеждения из автомата расстреляют, вот. С кафедры вылететь боюсь, а автоматов не боюсь — поэтому здесь».Collapse )