cheshit (cheshit) wrote,
cheshit
cheshit

S&P:Колонка Раскольникова: в случае пожара — горите!

Путин пообещал вернуть Гуриева из Парижа. Мы в редакции смеёмся над этим третий день, потому что недели полторы назад Егор Просвирнин так описывал возможный поворот суверенной демократии на Запад: «…и при желании за две минуты пересажает весь антимайдан, вернув из Парижа Гуриева».

Гуриев превратился на некоторое время в удобную метафору нового курса. А в четверг ему реально предложили вернуться.

Мировое сообщество пока не определилось с риторикой, но с ним нужно смотреть не на слова, а на дела. Оттого что Иран получил должность младшего партнёра США на Ближнем Востоке, Иран не перестал ругать Америку «большим сатаной», а Америка Иран — тиранией. То же самое, если вдруг что, будет и с Россией. Западу всё равно, с кем сотрудничать — с тиранией под плач о правах человека или с демократией под разговоры об общей судьбе.

Дела пока выходят довольно однозначные: Белый дом пускает РФ в Багдад с антитеррористическим центром, РФ в ответ обещает побомбить исламистов в Ираке, иракцы и саудиты заказали на Курганмашзаводе полторы тысячи БМП-3 — Ирак, к слову, третий по важности иностранный заказчик российской оборонки. Саудовские банки ещё летом инвестировали в РФ 10 миллиардов долларов.

Bloomberg сообщает, что Путина на Сирию уговорили Иванов и Шойгу, цитирует замдиректора гэбешного Института США и Канады: «Россия таким образом показывает Западу, что мы им не враг». Бывший председатель американского международного трибунала по геноциду в Руанде намекает, что РФ теперь может нести ответственность за военные преступления Асада — не теперь, ни в коем случае не теперь, но в случае чего.

Ну а Путин собирается возвращать из Парижа Гуриева.

Интервью CBS осталось в тени пустой и формальной речи в ООН, хотя гораздо её интереснее. Там есть такое, например:

В Америке мне нравится креативность. Креативность, с которой вы решаете свои проблемы. Открытость американцев… открытость и свободомыслие — они помогают раскрыть внутренний потенциал вашего народа. Благодаря им Америка добилась таких потрясающих успехов.

Подменили его, что ли? Нет, не подменили: если поднять путинские речи, там не будет ничего про радиоактивный пепел, новый мировой порядок и бросок через Ла-Манш. Там вообще ничего не будет, никакой краски, ничего, за что можно уцепиться. Человек вроде бы говорил что-то последние пятнадцать лет, но ничего не сказал. Предполагаемую позицию Путина за Путина озвучивает его окружение — бросовое и абсолютно сменяемое.

Жечь сердца геев? Позвольте, но Владимир Владимирович этого не говорил, это некий Киселёв. Закон о гей-пропаганде? Но это Госдума, законодательная власть. У нас демократическая страна. Когда об этом вспоминаешь, внутренняя политика приобретает отчётливо шизофренический оттенок: ни лоялисты, ни оппозиционеры на самом деле не знают точно, чего хочет Путин.

Вместо этого люди догадываются, что он подразумевал. Путин оставляет за собой вереницу фантомов, вокруг этих фантомов собираются запутинцы и антипутинцы и галдят. Спорят с ними, не с Путиным. Сам Путин при этом уже далеко. Обтекаемый. Серый. Аморфный. Безлицее бескостное существо. К этой метафоре можно было бы подобрать что-нибудь из Лавкрафта, но на самом деле это называется проще: сотрудник спецслужб.

ptn1

Пока оппозиция механически подражает советским диссидентам и рассказывает, что новый Сталин толкает страну в средневековье, новый Сталин звонит Элтону Джону, даёт часовые интервью про креативити Чарли Роузу и вместе со всем прогрессивным человечеством вступает в борьбу с ИГИЛ из антитеррористического центра в проамериканском Багдаде. Он даже в «Единой России» ни единого дня не состоял. Будучи её формальным лидером.

Это не сталинизм, это вообще не из XX века. Это постполитика, жестокая, чистая, беспримесная власть, private enterprise, покупающий себе идеологию как крупная корпорация покупает брендинг.

Повоевали в Донбассе под разговоры про русский мир? Ну, хорошо. Теперь смена имиджа: будем воевать в Сирии под разговоры про борьбу с международным терроризмом. Вас всё равно никто не спрашивает.

Что с этим делать? Да ничего с этим не нужно делать. Расслабьтесь и смотрите сирийскую войну — это вполне западное развлечение. Заходишь в бар, а там бургеры, крафтовое пиво и по телевизору наша авиация бомбит на Ближнем Востоке очередных ублюдочных дикарей. Go troops! I support our boys in Iraq. Courtesy of the red white and blue, son. Эта война только на фоне брошенного Донбасса выглядит мерзко, а сама по себе ничего.

ИГИЛ тоже не очень страшен, потому что ИГИЛ это сборище плохо вооруженных и очень тупых полуголых бородачей, неспособных наступать даже на Багдад, не говоря уже о Мекке и Медине — нет, они не могут вторгнуться на Кавказ (фобия лоялистов). Устроить нам новый Афганистан (фобия либералов) они тоже не могут, пусть сначала хотя бы с курдами научатся воевать, тогда поговорим.

Мы даже допускаем, что вся эта запутанная византийская стратегия, которой пропагандоны обосновывают сирийскую интервенцию, на самом деле есть — да, был какой-то торг, влияние в регионе, демонстрация силы, все дела. Какая разница? Единственное, чего совершенно точно не нужно делать — это унижаться и начинать день со свежей сводки из Сирии, зубрить наизусть тамошние расклады и болеть до хрипа за одну из сторон.

Мы допускаем, что геополитика здесь реальная — но это геополитика закрытого клуба Владимира Путина и его друзей. «Удержаться у власти, не получить пинка от Америки, продолжить качать нефть». К задачам русской нации — вернуть своё, закончить нацбилдинг, самим вернуться в Первый мир — их личная геополитика не имеет никакого отношения. Разные цели. Да, в прошлом году они совпали ненадолго, но и только.

Патриоты, которые с радостной покорностью разучивают сирийские народные песни, и либералы, которые готовят заплачки про невинно убиенных исламистов, одинаково жалки. Во всей этой кодле есть что-то глубоко лакейское. До потери аппетита радеть за иностранные интересы чужой и безличной корпорации, которая плевать на тебя хотела, яростно желать ей победы или поражения — камон, ребят, ну у вас хоть капля самоуважения осталась?

Сирия — не Донбасс. РФ — не Россия. Сирия ничего не изменит для русских. Бесполезно с пеной у рта спорить о бразильских тонкостях пятисторонних романтических отношений иностранных жаб и многонациональных гадюк. Чтобы иметь внешнюю политику и интересы на Ближнем Востоке, русским нужно сначала обзавестись собственным государством.

Безумная орава ольгинских ботов в комментариях под каждым постом про Сирию, украинцы, которые понемногу солидаризируются с Исламским государством, еврейские либералы и газета «Завтра» по одну сторону баррикад — всё это умилительно. Это цирк. Глумной многонациональный цирк в горящем борделе.

Не наша война, не наши интересы. Мы русское национальное издание. Нам глубоко плевать на ИГИЛ, Башара Асада, Аль-Каиду, Аль-Нусру, Аль-Путина, Аль-Обаму и Аль-Меркель. Пусть жрут друг друга. Кроме русских, единственно и исключительно русских, нам вообще никто не нужен, не мил и не интересен.

Привет.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments