cheshit (cheshit) wrote,
cheshit
cheshit

Category:

Константин Крылов: О послании

Оригинал взят у krylov в О послании, часть 1
Ну что, прочитал я это самое послание Президента.

Скорее всего, к ожидающей нас реальности оно имеет мало отношения. Это не тот случай, когда пацан сказал – пацан сделал. Однако некую информацию на тему «как они это сейчас представляют» извлечь из текста можно.

Сначала подведу некий итог. Выражается он словами «денег нет». Собственно, это и есть то, что Путин хотел сказать и сказал. При этом оную мысль он пытался выразить в позитиве. Что требует гораздо больше слов.

Теперь подробности.

Ну во-первых. Путин вроде как определился с отношением к русскому народу, признал его и обозначил его место в РФ. Не очень большое, зато с хорошим климатом.

Все радуются тому, сколько раз упомянул Путин слово «русские» и как он назвал русских «нацией». Радуются, в общем, правильно, но надо понимать, что о русских Путин говорил только в связи с Крымом (если не считать цитаты из Ильина). Слово «нация» тоже отсылает к понятию национальной территории – без неё (пусть даже воображаемой) нацией никого называть нельзя. Так вот: похоже, русским в Российской Федерации, которых никуда нельзя было приткнуть, теперь выписали место. Это Крым.

Увы, прав титульной нации нам в Крыму не дали – и не намерены, я так полагаю. Но хотя бы признано, что в Крыму русские всё-таки живут (то есть там они хотя бы существуют и могут не называться россиянцами), более того – на территории Крыма у них есть как минимум две святыни: Херсонес и Севастополь. Зафиксировано и то, что у русских есть какие-то святыни, что значит довольно много. Не Кремль, конечно, русским такого не положено – но античный город с европейской историей плюс «город русской славы». На безрыбьи-то очень неплохо. Для остальных русских, рассеянных на пространстве России – то есть в состоянии диаспоры, «тут тоже ясность просматривается» - Крым должен восприниматься как историческая родина, религиозная святыня. «Наша малая родина», ага.

Всё это, разумеется, нисколько не противоречит тому, что в Крым завели чеченцев и дагов и они уже отжали самую лакомую собственность, и будут ещё отжимать. Думаю, будут ещё всячески закармливать украинцев и татар. Но у русских крымчан хотя бы есть возможность сопротивляться – потому что любые волнения в Крыму отзовутся на международном уровне, это тебе не Воронеж бомбить. На Воронеж миру насрать, а на Крым нет. Так что тут – впервые за всю постсоветскую историю – у русских есть некие шансы не совсем уж лечь под чужой сапог. И Путин не то чтобы это прямо разрешил, а всё-таки: русские есть, ага.
Ну а вот теперь начинается про то, чего нет. То есть про деньги.

По украинскому вопросу Путин прямо и открыто заявил, что Украина священна, её незалежность мы будем оберегать и деньгами закармливать, как и раньше закармливали. Единая Украина – наш стратегический партнёр, украинцы – братушки, а никакой «новороссии» и «русской весны» [1] нет, есть «трагедия на юго-востоке». А если у братушек трагедия, значит, братушкам надо дать денег.

[1] Тут, как я думаю, имел место забавный прокол спичрайтеров. Хотели написать «так называемой русской весны», но в данный конкретный момент слово «русский» в негативе использовать было нельзя. В последний момент вычеркнули и поставили бессмысленное «крымская». Получился забавный гибрид. Но что хотели сказать – ясно.


Однако интересно вот что. Публично и подчёркнуто названы цифры, выделенные Украине только за последнее время. Это 33 миллиарда долларов. При этом «газпромовский кредит», выданный прямо сейчас, в ходе войны, составляет 4,5 миллиардов. И тут же фоном – «а почему западники не платят своей доли».

То есть публично поднят весьма неприличный вопрос. Я имею в виду своеобразный механизм репараций, взымаемых с России после её условного «второго поражения».

Россия в 1917 году в результате удачного переворота получила статус проигравшей стороны по отношению к англичанам, немцам и «вообще всем». Побеждённым, как известно, горе: их мучают, унижают, и в особенности – грабят. Из бывшей России были вывезены невероятные ценности, но этим грабёж не ограничился. На СССР взвалили особенно унизительную и мерзкую епитимью – разгуливать и раскармливать «национальные республики», одновременно готовя их к отделению от СССР и передачу под контроль Запада. Возможно, многие посвящённые в эти материи верили, что после этого самого отделения Россию перестанут мучить и выпишут ей какие-то права в рамках западной системы (о чём и был весь Горбачёв). Однако произошло иное – был заново подтверждён статус России как проигравшей и капитулировавшей стороны, снова были вывезены все накопленные ценности, а обязанность кормить националов, в том числе отделившихся, сохранилась. Россия морила русских нищетой, но «нашим партнёрам по ближнему зарубежью» сыпали в глотки шоколад. Особенно дорого обходилась Украина и её благополучие. Так вот, вполне возможно, что одна из реальных причин конфликта с этой золоторотой страной как раз и состояла в том, что нынешние российские власти хотели или уменьшить выплаты, или хоть что-то получать за свои деньги (хотя бы уменьшение количества плевков в лицо и соблюдение элементарных приличий, чем украинские власти себя не утруждали). Ни того, ни другого пока не получилось: Россия продолжает платить. Однако желание снизить выплаты имеется очень большое.

Собственно, именно в этом месте, а не в каком-нибудь другом, следует ждать «национализации власти». Она начнётся ровно тогда, когда начнётся реальное уменьшение выплат Украине, Белоруссии, Казахстану и тутти фрутти.

Оригинал взят у krylov в О послании, часть 2

Теперь о «внутренней части» послания.

Многие говорят и пишут, что в этой внутренней части Путин не сказал ничего нового. Ну да. Потому что цель Путина сейчас – получить денег, сохраняя существующую экономическую и политическую модель. Ну то есть «получить максимум, поменяв минимум». Причём под «получить» понимается банальное «получить денег». Не эффективную экономику, не расширение производства, не что-то ещё в этом духе – а ДЕНЕГ. Разумеется, в твёрдой валюте. Неудивительно, что «несите деньги бочками» было сказано буквально. Ну то есть про «полную, окончательную, абсолютную амнистию капиталов» и их владельцев. Разумеется, это означает открытое узаконение всяких нехороших вещей, но деньги нужны, и нужны они вот прямо сейчас.

Примерно то же самое значение имеют и прочие экономические новости. Я не про «строительство индустриальных парков в моногородах» и прочие красивости. Так же и про волшебную «несырьевую экономику» - о, эта вечная недостижимая звезда над горизонтом россиянского уныния! «Это всё можно пропустить».

Однако ж вот где важное. Путин, в отличие от некоторых товарищей, понимает, что в плохие времена надо дать народишку немножко накормиться и чуть-чуть поменьше его терроризировать. Это, с одной стороны, безопасно – потому что в плохие времена народишко всё равно будет бегать за крошечкой хлебушка, а не за свободами и правами. И, с другой стороны, если продолжать драть три шкуры, он с отчаяния (или потому, что его кто-нибудь подкупит задёшево) может и начать бунтоваться. Впрочем, это и Ленин понимал. Ленин даже пошёл дальше Путина – он ввёл НЭП. Путин, скорее всего, с чекистского крюка экономику снимать не собирается. Поэтому мантры про хватиткошмаритьбизнес вызывают законный скептицизм комментаторов. Про это говорить начали давно, кошмар с того времени превратился в террор, бизнесмены бегут уже толпами, а уж теперь-то побегут стадами. На этом фоне доступ малого бизнеса к госзаказам и тема адресной борьбы с коррупцей (назван ВПК, показан печальный Рогозин) смотрятся «так себе».

Однако ж, ничего ужасного в предлагаемых мерах нет. Напротив, просматривается внятная попытка контролируемой экономической либерализации в условиях внешнего давления и навязываемой изоляции. Я об этом писал раньше – когда рассматривал кубинский опыт жизни под санкциями. Ну то есть «такие вещи и Кастро понимает». Думаю, дальнейшие действия – если только Путин не совсем уж раздавлен внешними силами – будут тоже «кастровскими». Хотя мы это уже наблюдаем – начиная от оживления темы СЭЗ и кончая дружбой с кем попало. Причём мне кажется, что получится скорее "куба" (условно), нежели "иран" (тоже условно). Впрочем, посмотрим.

Резонный вопрос – «это же всё было надо делать десять лет назад». Резонный ответ – «а кому надо-то?». И сейчас-то всё это – не в охотку, а по нужде. Будь всё хорошо, не было бы таких разговоров в принципе.

Под конец напоминаю: в России президентское послание – это не программа конкретных действий на будущий год, а пропагандистское мероприятие. Путин нисколько не обязан не перед кем – даже перед политической традицией – делать именно то, что объявил в послании. Или не делать того, чего в послании нет. Тем не менее, определённую ценность оно имеет – хотя бы тем, что декларация определённых вещей сама по себе имеет ценность.

Что нам нужно учесть и по мере возможностей использовать.
Subscribe

  • Быть открытыми, несмотря на прошлое

    Статья Президента России опубликована в немецкой еженедельной газете Die Zeit и приурочена к 80-й годовщине начала Великой Отечественной войны.…

  • Интервью Путина NBC

    NBC News (США): интервью с Владимиром Путиным Владимир Путин ответил на вопросы журналиста телекомпании NBC Кира Симмонса. Запись интервью…

  • Прямая речь

    "Недружественные акции в отношении России не прекращаются. В некоторых странах завели пренеприличный обычай – по любому поводу, а чаще всего, вообще…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments