cheshit (cheshit) wrote,
cheshit
cheshit

Categories:

S&P: Рафик из РФ

О плачевном состоянии отечественной национальной политики написано уже много, остро, по делу. Талантливые публицисты и журналисты беспощадно бичуют вопиющие системные пороки Многонациональной Федерации. Мне практически нечего добавить к сказанному, но некоторые заголовки последних новостей заставили меня посмотреть на проблему под немного другим углом.
Вот лишь пара недавних заголовков, о которых я говорил чуть выше.

«В Башкирии дети украинских беженцев будут учить башкирский язык» — разумеется, русские люди бежали от безумного и кровавого строительства украинского национального государства лишь для того, чтобы радостно включиться в формирование национальной квазигосударственности Башкирии. Это, вероятно, новая редакция хохмы об оккупированной китайцами Одессе, в которой Мой Ша и Ха Им живут хорошо, только щуриться все время больно.
raf1

А вот рубрика то ли «Светская хроника», то ли «Их нравы»: «В Москве российскими националистами избит Виктор Шендерович». Авторы данной броской фразы, очевидно, поднаторели не только в изящной словесности, но и в криминологической антропологии, превзойдя самого родоначальника этого направления Чезаре Ломброзо и научившись распознавать по лицу не только дурную наследственность, но и политические воззрения преступника.

Однако даже эти смелые пассионарии от науки не сумели перебороть харам на использование отдельных кощунственных слов, поэтому подразумевавшиеся, очевидно, русские националисты превратились в российских. Тут представляется совершенно прозрачным отсыл к анекдоту о слове «ж#па», которого нет, хотя сама ж#па есть. Кроме того, новый нечаянный смысл (российский националист = националист нерусский и даже антирусский) заставляет заподозрить в избиении Шендеровича его коллег Бильжо и Иртеньева-Рабиновича: ребята, скорее всего, не поделили какой-нибудь остроумный русофобский копирайт в духе «ватника» и «Гиркина». На выходе получаем зеркальное отражение ссоры советских литераторов Бубеннова и Сурова, изрядно вдохновившей их коллег понятной этничности. Куда ни кинь — везде юмор.

Многонациональный юмор начинается у нас… с юмора. Со сцены КВН дагестанцы и чеченцы шутят над собственными привычками и приметами: отжимом мобил, заниженными приорами, экстравагантными танцами, приставанием к девушкам, бесцельным лоботрясничаньем возле столичных ТРЦ. В зале много зрителей, в том числе руководство партии и правительства, иногда присутствуют даже премьер с президентом. Все смеются, всем нравится (чуть не написал «по кайфу жи есть»). Таким образом, решаются сразу две задачи. Во-первых, КВН — это юмор абсолютно системный, он высмеивает — порой даже вполне качественно и метко — только те вещи, которые обывателю либо уже привычны и не вызывают раздражения ввиду их неотменимости и естественности, либо по большому счету безразличны. Почему б не посмеяться над дорогими гаджетами или там ё-мобилями, ведь их большинство россиян воспринимает совершенно отстранённо, для них это и есть разве что объект отвлеченных насмешек. Можно посмеяться над сборной России по футболу: над ней смеяться уже привычно. Нет причин не позубоскалить насчет русской любви к закладыванию за воротник: привычка, конечно, дурная, но ставшая в каком-то роде брендом, пусть и носящим достаточно преувеличенный относительно реальности характер. Именно поэтому в КВНе в определенных рамках вполне спокойно шутят над путино-медведевским тандемом и некоторыми его милыми особенностями, например, несменяемостью и своебытными принципами внутренней ротации. Нам внушают, что комбинация «президента меняет его нелепый падаван, а через четыре года все возвращается на круги своя» — это такая новая наша смешная забава и отметина, вроде ушанки, лаптей и балалайки, можно рассказать анекдот на эту тему, но с самим явлением ничего не поделаешь. И именно с таких позиций горцы спокойно и даже горделиво демонстрируют нам со сцены абсолютно правдивые сценки из своей жизни: смотрите, мол, дорогие русские друзья, это теперь естественная часть вашего повседневного существования, такая же, как солнышко, дождик и Медведев с Путиным; мы даже догадываемся, что вам подобный поворот событий не совсем по душе, но что уж тут поделаешь, жизнь — вообще жестокая и несправедливая штука, так что расслабьтесь, получайте удовольствие и смейтесь.

Типичный пример подобной индоктринации — нижеследующая реприза:



Не будем даже бросать критических стрел в нелепо-карикатурный образ русского националиста. Ключевой момент для понимания смысла — реакция данного персонажа на сообщение собеседников об их принадлежности к чеченскому этносу. Нам совершенно открыто на главном канале страны говорят: русский, узрев перед собой горцев, должен испытывать трепет и быть готовым к любому унижению, так есть и так будет, возмущаться нет смысла, можно только погыгыкать. При этом вы можете только гыгыкать, шутить же шутки — и это во-вторых — могут лишь сами кавказцы, точно так же, как над евреями, не боясь обвинений в антисемитизме, могут шутить лишь сами евреи. Здесь, кстати, кроется и причина необычайной популярности сценки про «неуиноуатого Рафика»: мало того, что она действительно смешная, так еще и в кои-то веки пошутить над уроженцами ДИЧ позволили кому-то, кроме них самих (но и не русским, еще чего, а многонациональным паяцам из «Камеди Клаба»).

С правовой подоплекой национальных отношений у нас тоже все обстоит очень юморно. Есть два относительно вменяемых подхода к этой проблеме. Первый, условно национал-либеральный или гражданско-национальный, заключается в общем правовом поле для всех регионов страны: чеченец не стреляет из золотого пистолета и не включает на всю улицу лезгинку в Грозном, но и русский в Москве не носит майку с надписью «Буданов — герой России». Второй, условно национал-имперский, подразумевает сегрегацию-light: чеченец танцует лезгинку в Грозном и не едет в Москву рассказывать, как грешно ходить девушке без хиджаба и с косметикой на лице, русский в Москве ходит в майке с портретом Ермолова, но не делает то же самое в Грозном, заодно приставая к чеченцам с предложением побриться и перестать сверлить небо указательным пальцем. Оба подхода имеют плюсы и минусы, оба можно обсуждать, сравнивать и спорить, но главное, что оба, повторюсь, вменяемы. У нас же торжествует подход № 3, самый противоестественный и забавный: эта сюжетная линия ситкома, видимо, базируется на анекдотах о женской логике. Горцы ведут себя в русских городах как по кайфу (вот незадача, вырвалось все-таки), русский же на Кавказе поминутно оборачивается и боится лишний раз дыхнуть, дабы не пополнить в добровольно-принудительном порядке штат ближайшего кирпичного завода; часто, впрочем, избежать безвозмездной помощи местной строительной промышленности все равно не удается. Этой веселой дразнилке русни пару лет назад отдал дань и В.В. Путин, заявив, что попытка «Pussy Riot» станцевать в какой-нибудь кавказской мечети закончилась бы для участниц тяжкими увечьями или даже летальным исходом. Фактически глава государства констатировал тем самым факт пребывания Кавказа в особой, отличной от остальной России системе культурно-правовых координат. Не сомневаюсь: у Самуцевич, Алехиной и Толоконниковой (странно, что в данный одиозный коллектив, с учетом его предыдущих перфомансов, не затесалась Евгения Курицына ака Божена Рынска) после этих слов отлегло от сердца и двушечку они посчитали за счастье.

Конечно, сословная или национальная разница в правах для нашей страны не в новинку. Критики дореволюционной России любят вспоминать манифест Александра I от 30 августа 1814 года о вознаграждении различных сословий за участие в разгроме Бонапарта. Да-да, тот самый: «Крестьяне. Верный наш народ да получит мзду свою от Бога». Цитату обычно на этом обрывают, хотя дальше в документе всё же перечисляется перечень льгот и преференций крестьянству. Вот и мы, услышав, что кавказцам можно убивать богохульниц в мечетях, стрелять из золотых пистолетов и держать рабов в зинданах, а русские непременно получат мзду от Бога, думаем, что это такой юмористический прием, что фразу нарочно оборвали в месте, кажущемся острым, и через секунду последует продолжение, расставляющее все по своим местам. Мы заранее начинаем хихикать, но нет, продолжения не следует, по экрану бегут титры, свидетельствующие, что серия закончилась. Нам сказали ровно то, что хотели сказать. Становится даже смешнее, чем предполагалось. Я верующий воцерковленный человек, но, ей-Богу, хочется видеть более внятные и осознаваемые в рамках светской картины мира признаки уважения к моему народу, тем более Кургинян и Тишков на выразителей воли Господа похожи довольно отдаленно. Вот их сходство с интеллектуальными шулерами и клоунами значительно более осязаемо, а так как РФ — это многонациональный юмористический ситком, паззл практически сложился.

Вот еще одна минутка смеха: у нас в стране отсутствует государствообразующий народ. Случай практически уникальный. Мне могут привести примеры стран вроде Канады, Боснии и Швейцарии. Но это конфедерации, фактические или юридические, регулярно балансирующие на грани сепаратизма и внутреннего конфликта (Канада) или через этот конфликт в весьма кровавой форме уже прошедшие (Босния). Разве что Швейцария за семьсот лет научилась жить без этнического остова, хотя в цифровом выражении он все же есть (65% германошвейцарцев). Приходилось сталкиваться еще с одним возражением: в США, мол, WASP тоже не имеют никакого особого статуса. Возражение дельное, однако не учитывающее переселенческий генезис единственной мировой сверхдержавы современности. WASP в узком понимании слова достаточно быстро — по историческим меркам — утратили большинство среди американского населения, однако продолжали форматировать его под свои жизненные и мировоззренческие стандарты, создавая тем самым американскую гражданскую нацию. Грубо говоря, не WASP растворились в общей массе и стали «американиянами», а масса превратилась в «англосаксиян». Сейчас же, глядя на нынешнее этническое лицо страны и на Обаму с Псаки, многие WASP наверняка жалеют, что их предки хотя бы символически не застолбили свои права в Конституции.
Псаки, конечно, — очень веселая дама, но вернемся к нашей национальной политике, которая намного смешнее. Чтобы свыше 80% граждан с тысячелетним стажем автохтонности оказались на собственной земле в статусе этнобомжей — такую шутку и в «Смехопанораме» лучших времен сложно было зацепить. И ведь 80% — это самая низкая плана, не учитывающая ряд важных нюансов. Так, среди вторых по численности татар (менее 4%) есть православные кряшены. Но и без них татары в массе своей могут быть охарактеризованы как политически русские, ислам их довольно поверхностен и играет роль больше культурного маркера, нежели реального религиозного фактора. От среднего православного или секулярного русского из Москвы средний казанский татарин отличается не более, чем русский евангелист или зороастриец. Далее идут разного рода волжские финно-угры. Обычный удмурт, мордвин или мариец вспоминает о своей этнической идентичности, чем-то отличной от русской, раз в несколько лет — во время переписи. Те, кто посещают концерты местных фольклорных ансамблей, вспоминают чуть чаще, где-то раз в год. Ну, а уж те, кто в этих ансамблях участвуют, наверное, вспоминают и вовсе раз в неделю. Есть еще много кто: есть немцы, греки, корейцы, абсолютно лояльные и в целом, опять же, политически русские… Даже некомплиментарные этносы — и те имеют в своих рядах некоторое количество русофилов. Словом, на выходе, даже если для чистоты эксперимента откинуть некоторое количество собственных мульти-культи-вырусей, получается никак не меньше 90% граждан, русских этнически, политически и культурно. Мы озвучиваем эту цифру многонациональному чиновнику или идеологу, после чего вкрадчиво спрашиваем: есть ли все-таки в России государствообразующий народ? Чиновник, настроенный поюморить сообразно общим законам многонационального «Кривого зеркала», вспоминает старый КВНовский номер «Сальто Делчева» («есть два варианта: Делчев и Крупский»), отвечает, что да, есть, и готов предложить на выбор ДИЧ или Общежитие новиопов им. Мариэтты Айдеровны Шендерович. Но тут по нашим глазам он понимает, что не в меру затянувшийся ситком нас уже слегка подзаколебал, а его продолжение чревато для всей труппы комедиантов физическими повреждениями разной степени тяжести. Поэтому приходится делать скорбный вид и скучным голосом вещать о важности для РФ всех 100500 ее народов, а также о том, что у русских есть куда более серьезная миссия, чем что-то там государствообразовывать, а именно кормить и скреплять даргинца, тофалара, еврея из Биробиджана и еврея из «Граней слоновьего сноба». Чем серьезней нам впаривают этот горячечный бред, тем громче и задорнее мы смеемся. Но чиновник почему-то чужд радости от достижения заветной цели развеселить русню, он озабоченно вызывает санитаров, и нас увозят в палату номер 282 к другим русским фашистам с научными степенями, академическим признанием и международными публикациями в солидных изданиях и издательствах.

Все это было бы действительно забавно, но юмористическая внутренняя политика уже привела к кровавым и катастрофическим последствиям в политике внешней. Собственно, внешними для РФ донбасские события являются как раз по той причине, что для нее все, касающееся русских, имеет подчеркнуто внешний характер. Остается надеяться, что теперь пойдет обратный процесс и внешние события станут катализатором внутренних изменений. Не нужно быть вещей бабкой Ервандой, чтобы понять: время многонационального капустника прошло, пора говорить и действовать серьезно.

Текст: Станислав Смагин

http://sputnikipogrom.com/society/20309/rafik/
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments